Отзывы центрифуга фея: Центрифуга бытовая ФЕЯ Ц2000

Центрифуги






  • 0 отзывов

    Центрифуга Фея Предназначена для отжима белья после стирки и полоскания. Высокая производительность и экономичность, отличное качество отжима, небольшие габаритные размеры и масса. Потребляемая мощность 220 Вт. Габаритные размеры: — диаметр 335 мм — высота 540 мм. Кол-во об/мин.- 1350. Масса 11,5 кг.
    Добавить в избранное

    Добавить в сравнение


    3 980 Р

    Нет в наличии







  • 0 отзывов

    Предназначена для отжима белья после стирки. Компактная, удобная в работе,надежная в эксплуатации, пользуется повышенным спросом. Технические характеристики: потребляемая мощность 220 Вт, номинальное напряжение 220 В; номинальная загрузка сухого белья не более 1,8 кг.; номинальное время отжима не более 5мин. Частота вращения центрифуги 1250-1400 об/мин.; остаточная влажность не более 70%. Габаритные размеры высота 410мм, диаметр 390мм, масса не более 12кг. Производитель Пенза
    Добавить в избранное

    Добавить в сравнение


    3 450 Р

    Нет в наличии


  • org/Product»>






    3 400 Р

    Нет в наличии









  • 4 600 Р

    Нет в наличии









  • 3 900 Р

    Нет в наличии


Центрифуги предназначены для отжима белья. Еще совсем недавно они считались оборудованием для прачечных. Теперь же всем желающим доступны компактные центрифуги для домашних нужд. От профессиональных домашние устройства отличаются малыми размерами и габаритами, небольшой загрузочной массой белья (можно выбрать центрифугу для 3,5 и даже менее кг. вещей).

Принцип их действия одинаков вне зависимости от их размеров: отжим и сушка белья происходит за счет его вращения в баке. Поэтому в техническом описании каждой центрифуги указывается количество оборотов, которые она может делать за минуту.

Домашняя центрифуга может использоваться с разной мощностью под различные задачи. Например, оставить белью требуемую для глажки влажность либо добиться практически полной его сухости. Современные бытовые устройства данного типа обращаются с бельем бережно. В них, следуя инструкции, можно быстро высушить вещи, требующие ручной стирки и вообще деликатного обращения. Домашняя центрифуга обходится экономичнее навороченной стиральной машинки с режимами отжима, и избавляет хозяйку от тяжелого ручного труда.

Наш магазин работает напрямую с производителями, поэтому предложенная нами цена ниже, чем у тех, кто занимается перекупкой. Кроме того, мы предлагаем очень удобную и выгодную систему доставки товара, подробнее о которой можно прочитать на сайте в разделе «Доставка и оплата».

Обзор и характеристики стиральной машины полуавтомат Фея с функцией отжима

Автоматические стиральные машины считаются отличными помощниками. Но не все могут позволить купить себе дорогостоящую технику, либо это не всегда целесообразно. Поэтому до сих пор популярностью пользуются компактные устройства. К ним относится стиральная машина Фея.

Рейтинг лучших стиральных машин Фея

Особенности стиральных машин Фея

Аппарат разработан и выпущен в России давно. Техника не раз была усовершенствована производителем. У всех моделей данного бренда есть много общего.

Основные детали машинки Фея:

  • пластмассовый корпус с крышкой;
  • ременной приводной механизм;
  • активатор с вращающимися лопастями;
  • механический таймер;
  • шланг для слива воды;
  • центрифуга – не во всех моделях.

В аппаратах с отжимом есть 2 отсека. В одном вещи стираются и полощутся, во втором – отжимаются. В моделях без нагревательного элемента в бак наливают заранее подогретую воду.

Одно из особенностей – это компактные размеры. Техника отличается вертикальным типом загрузки. Машинка Фея считается надежной. При правильной эксплуатации может прослужить долгое время.

Она выделяется:

незначительным весом;

низким расходом электроэнергии;

высокой скоростью стирки;

возможностью работы без подключения к канализации и водопроводу.

Как подключать и эксплуатировать стиральную машинку понятно каждому. В ней нет электроники, сложных деталей и множества программ, поэтому в управлении легко могут разобраться и пожилые пользователи.

Нередко она служит второй помощницей. Устройство обеспечивает более щадящую стирку, износ вещей в ней составляет 18%, тогда как в машине-автомат – 25%.

Тем, кто привык к стиралкам с программами для каждого вида ткани и дополнительным опциям, не понравится минимальный набор программ. Стиральные машины Фея оснащены только режимом обычной и деликатной стирки. Для полоскания воду придется наливать вручную, в некоторых моделях нет функции отжима. В агрегатах данного бренда отсутствует опция по удалению пятен. Процесс стирки необходимо контролировать, ведь он полностью не автоматизирован. Добавлять белье во время стирки можно в приборах без режима отжима. В любой момент можно открыть крышку и закинуть забытые вещи. В машинках полуавтомат с отжимом такой возможности нет.

Обзор лучших моделей

Покупателю желающему приобрести такую машинку надо знать, что под брендом «Фея» выпускают несколько машинок: «Фея 2М», «Фея 2П», СМ и СМПА. У них разный вес и габариты. Самая маленькая весит около 5 кг, большая – 18 кг.

Фея СМП-40 Н

В этой отдельно стоящей активаторной модели имеется специальная программа стирки деликатных тканей. Через основной люк можно дозагружать вещи. Машинка не отжимает. В ней есть насос для слива грязной воды.

вертикальная;

загрузка – 4 кг;

управление – механическое;

габариты – 69x36x69 см.

Цены в интернет-магазинах

Фея СМ-2

Модель является одной из самых первых по выпуску. Ее можно использовать на даче. Наличие крышки не дает воде выплескиваться. Стирку можно запускать 3 раза, таймер рассчитан на 8 минут. Допускается дозагрузка вещей и добавление воды. В машинке можно полоскать. Отжать белье придется вручную. Во многом популярность объясняется невысокой стоимостью.

вертикальная;

загрузка – 2 кг;

управление – механическое;

габариты – 45x44x47 см.

Цены в интернет-магазинах

Фея СМП-60Н

В эту модель активаторной машинки можно за один раз можно загрузить сразу два комплекта постельного белья. Пользователь выставляет таймер и сам регулирует продолжительность стирки. Перед тем как начать полоскать, вещи отжимают в центрифуге. Таймер отжима настраивают по минутам.

вертикальная;

загрузка – 6 кг;

управление – механическое;

габариты – 69x36x69 см.

Цены в интернет-магазинах

Фея СМП-50 Н

Этот полуавтоматический аппарат хорошо стирает вещи из деликатных и тонких тканей. Корпус стиральной машины Фея с отжимом узкий, поэтому она отлично вписывается в любой интерьер. Наличие центрифуги обеспечивает неплохой отжим.

вертикальная;

загрузка – 5 кг;

управление – механическое;

габариты – 68x42x78 см.

Цены в интернет-магазинах

Инструкция по эксплуатации

Согласно инструкции по применению, купленной в зимнее время, машинкой не нужно пользоваться сразу. Из-за сильного температурного перепада есть большой риск поломки. Необходимо, чтобы она постояла в помещении примерно 2 часа, потом можно начинать стирать. Если аппарат приобретен для дачи, то не советуют хранить его в холодном месте. Во время стирки машинка должна стоять на ровной поверхности рядом с розеткой, краном и ванной для слива грязной воды. Во время стирки малютку чаще всего ставят на табурет. Перед началом работы следует проверить целостность шлангов, которые должны свободно доставать до нужных мест. Удлинять их чем-либо не советуют, это может привести к протечке.

Перед тем как начать первый раз стирать внутреннюю поверхность стиральной машинки протирают сначала чистой влажной тряпкой, следом сухой. Затем включают вилку в розетку и проверяют, как работает техника без вещей. Один конец шланга погружают в бак, другой закрепляют на водопроводном кране. Включают воду необходимой температуры, направляют ее в машинку, после наполнения технику включают в сеть. Если все нормально, в воду насыпают стиральный порошок, загружают вещи, закрывают крышкой. Переключателем устанавливают нужное время и режим. Когда стирка закончится, стиральная машина отключится сама. Воду сливают с помощью насоса или шланга. Струю можно направить в унитаз или ванну.

Затем приступают к полосканию. В бак набирают чистую воду, запускают процесс, потом вещи достают. В технике без отжима их выжимают руками. Если агрегат оснащен функцией отжима, то постиранное и прополосканное белье перекладывают в центрифугу.

После завершения работы воду сливают, шланг закрепляют на корпусе в вертикальном положении. Электрический шнур вытаскивают из розетки и сматывают, сливной фильтр прочищают, внутреннюю поверхность бака протирают. Крышку сразу закрывать не нужно, машинка должна хорошо проветриться и высохнуть.

В технике бренда Фея можно применять разный стиральный порошок, даже тот который предназначен для машинок-автомат, и размельченное хозяйственное мыло. Для стирки льняного и хлопчатобумажного белья температура воды должна быть 45°-50°. Шерстяные вещи лучше отстирываются при 25°-35°. Подходящей температурой воды для полоскания считается 15°-25°. Особенности различных типов тканей влияют на время стирки. Вещи из хлопка и льна стирают примерно 15 минут, для деликатного белья достаточно 5-10 минут. Более длительная стирка приводит к преждевременному износу тканей, но если вещи сильно грязные, то можно запустить повторный процесс.

Возможные неисправности

Хотя стиралка Фея устроена просто, но она тоже иногда выходит из строя. Если поломка произошла в гарантийный период необходимо, не вскрывая агрегат, обратиться в сервисный центр. В противном случае в бесплатном ремонте будет отказано. Желательно и в дальнейшем обращаться с проблемами к профессионалам. Но если пользователь хочет отремонтировать самостоятельно, нужно разбираться в тонкостях работы техники, иметь под рукою электрическую схему, знать какие детали придется заменить на новые.

В стиральных машинах бренда Фея чаще всего появляются следующие неисправности:

  • Не работает двигатель. Надо проверить исправна ли розетка, для этого включив в нее другой прибор. Причина может скрываться в поломке таймера, обрыве сетевого шнура или неисправности вилки. В некоторых случаях требуется поменять шкив мотора.
  • Не работает активатор, а двигатель гудит. К этому приводит перегрузка техники или активатор находится в прижатом состоянии. Необходимо выключить машинку, освободить активатор, подождать 3-5 минут и снова начать стирать. Такое случается и при слабом напряжении в сети, придется подождать, когда оно нормализуется. Причиной создавшегося положения может стать слетевший ремень, неисправность конденсатора и прочих деталей, которые необходимо заменить.
  • Ослабла интенсивность стирки. Машинка станет стирать со низкой скоростью из-за слабого натяжения ремня. Проблему можно решив, заменив его.
  • Есть протечка. Если протекает вода, значит, износилось уплотнение, либо повредился шланг. Вышедшие из строя детали требуется поменять на новые.
  • Разбрызгивается вода. Такое случается, если в машинку налито мало воды. Решение простое – долить ее.
  • Рвется белье активатором. Необходимо проверить состояние прокладок и уплотнителя. Иногда требуется вместо старого активатора, поставить новый.
  • Сломалась центрифуга. При выходе из строя центрифуги следует осмотреть шнур, проводку, тепловое реле, конденсатор и мотор.
  • Чрезмерный шум. Причину надо искать в случайном попадании в бак посторонних предметов либо перегрузке. Если ничего этого нет, то необходимо провести полную диагностику стиральной машины.
  • Сломался слив. Чаще всего дело в засоре сливного шланга, фильтра или насоса. Их просто прочищают, сильно загрязненные детали лучше поменять.

Активаторная стиральная машинка Фея больше всего подходит для одиноких людей и молодых семей. При выборе конкретной модели специалисты советуют отталкиваться от приблизительного количества белья, которое предстоит стирать.

Обзор центрифуг для отжима белья

Вас по каким-то причинам не устраивает отжим белья в домашних условиях? Вы можете усовершенствовать его с помощью центрифуги для отжима белья. Что это за зверь, как он работает, характеристики, описания, советы по выбору — читайте в нашей статье.

Как работает центрифуга для отжима

Принцип работы основан на центробежной силе. Внутренний барабан устройства вращается, вода с белья стекает через сливной шланг в ёмкость для слива (традиционно — тазик). Подключение центрифуги:

  1. Подключить питание.
  2. Открыть крышку.
  3. Загрузить бельё.
  4. Зафиксировать предохранительной сеткой.
  5. Закрыть крышку.
  6. Направить сливной желоб в ёмкость для слива.
  7. Закрыть крышку, включить процесс. Если модель позволяет, перед включением установить таймер отжима. Если нет — отключить вручную по мере необходимости.
  8. Открыть крышку, достать практически сухое бельё.
  9. Порадоваться результату.

[custom_ads_shortcode1]

Технические характеристики

Видите, как всё просто! Если вы решили приобрести центрифугу, знаете, где купить и сколько стоит — обратите особое внимание на такие критерии:

  • Вместительность. Зависит от размера бака — чем он больше, тем больше вещей поместится за один раз. Если у вас большая семья или вы хотите отжимать крупные вещи (куртки, двуспальные пододеяльники, махровые полотенца), то ёмкость нужна большая.
  • Размер. Прежде чем принести покупку домой, подумайте, где она будет храниться в свободное от работы время. Помните, что скромные габариты занимают меньше площади.
  • Вес. Имеет значение, если вы будете прятать центрифугу в чулане. Вдруг рядом не будет помощников?
  • Частота вращения. Чем больше оборотов совершает барабан за единицу времени, тем суше будет ваше бельё после отжима.
  • Бесшумность. Если шум вибрации напоминает гул бетономешалки, приятного мало. Присмотритесь к моделям с шумоизоляцией.
  • Корпус. Основа должна быть из качественного, прочного материала, чаще всего это нержавеющая сталь, пластик.
  • Устойчивость. Чтобы ваш агрегат не «танцевал», сметая всё на своём пути, обратите внимание на качество амортизаторов и резиновых прокладок.

Для того чтобы выбор был проще и очевиднее, мы подготовили для вас обзор моделей.

[custom_ads_shortcode2]

Обзор популярных моделей с отзывами

Рассмотрим отечественные и европейские модели.

[custom_ads_shortcode3]

Центрифуга бытовая «Фея»

  • Загрузка белья — 2 кг.
  • Корпус — пластик.
  • Барабан — нержавеющая сталь.

Добрая «Фея» советского производства воткинского завода незаслуженно пылится в кладовках и на дачах: «Это чудо техники мне досталось от бабушки, б/у. Пелёнки после неё слегка влажные — прогладила утюгом — готово! Не нужно развешивать и ждать, пока высохнут. Главное, плотно и равномерно укладывать вещи в барабан. Если положить мало, то тарахтит и трясётся, а так — нет». Юлия, Дальнереченск.

[custom_ads_shortcode1]

Renova SD-30T

  • Загрузка белья — 3 кг.
  • Частота вращения — 1350 оборотов.
  • Барабан — металлический.

«Компактная, но мощная мини. Давно пользуемся. Мало весит, есть ручка для переноски и таймер.

Недавно купили машину-автомат. Теперь «Ренова» у мамы. Она только ручную стирку признаёт, так ей в помощь».

[custom_ads_shortcode2]

«Невка-7»

  • Загрузка — 6 кг.
  • Частота вращения — 1350.
  • Барабан — сталь.
  • Режим с полосканием и отжимом.

Мы не смогли обойти вниманием эту отечественную модель. Режим полоскания, большая вместительность, смотровое окошко, бесшумность принесли ей народную любовь. «Работает тихо, не будит ребёнка, вещей много вмещается, но вот качество хромает — пару раз ломалась. Зато дешёвая». Марина, Екатеринбург.

[custom_ads_shortcode3]

AEG SV 5028

  • Загрузка — 5 кг.
  • Частота оборотов — 2800.
  • Барабан — нержавеющая сталь.

Практичность, простота в использовании — вот что значит немецкое качество. «Очень хорошая центрифуга, интересный дизайн. Ничего лишнего…» Оля, Самара.

[custom_ads_shortcode1]

KOH-I-NOOR VISION 6,2

  • Загрузка — 6,2.
  • Скорость — 2800.
  • Бак — нержавейка.

Аргентинские производители улучшили центрифугу, добавив режим для отжима деликатных тканей. «Она очень мощная, но энергии потребляет мало. Тонкие вещи после отжима совсем сухие, а толстые — слегка влажные. Очень удобно после машинки досушивать». Артём, Мурманск.

Центрифуги бывают не только бытовые, но и профессиональные: для прачечных, химчисток, для отжима ковров. Они экономят время, силы, берегут ваши руки. Главное — у вас есть возможность выбрать идеальную.

None отжимает бельеНедостатки:

некоторые особенности эксплуатацииЕсть вещи, глядя на которые в памяти всплывают интересные случаи. Эта центрифуга относится именно к таким вещам. Собственно говоря, такие случаи были всегда, когда приходилось пользоваться этим устройством. Все дело в том что особенностью работы данного устройства являлась необходимость установки его на специальный надувной резиновый круг который судя по замыслу конструкторов должен был гасить колебания данного устройства во время вращения. Насколько этот замысел был правильным, сказать не могу, так как такого круга у нас не было. А процесс отжима выглядел примерно так. В центрифугу закладывалось белье. Центрифуга закрывалась крышкой. Перед включением этого устройства на центрифугу кто-нибудь обязательно должен был сесть, иначе начиналось такое, что описать достаточно трудно. Это устройство начинало выписывать такие пируэты что остановить ее можно было только выключив из розетки. Несмотря на эту особенность, центрифуга неплохо отжимала. В нее можно было закладывать до 3-х килограммов белья. И это было, несомненно, лучше, чем отжимать белье руками. Да и сохло оно значительно быстрее.Относительно недостатков могу отметить следующие. Первый – это необходимость равномерно укладывать белье в барабан. В противном случае биения центрифуги были слишком большими. Второй – это необходимость подставлять под носик слива воды какую-то емкость.

В целом центрифуга неплохая и при отсутствии машинки автомат очень полезна в хозяйстве.

Время использования:лет 10
Год выпуска/покупки:
Общее впечатление:Очень неплохо при отсутствии машинки автомат
Моя оценка:
Рекомендую друзьям:ДАГде выгоднее купить

На странице из статейСортировка: по дате

Хотите купить сушильную машину, но не знаете, какие модели считаются лучшими? В данной статье описаны характеристики хорошей сушильной машины и представлены самые популярные сушильные машины.

В наши дни сушильная машина является скорее предметом необходимости, нежели роскоши. Она пригодится в семье, где есть необходимость стирать большое количество вещей. Сушильные аппараты Hotpoint-Ariston позволяют получить сухие вещи в самый короткий срок без особых усилий!

Приобретение сушильной машины навсегда избавит от множества проблем. В первую очередь это касается порчи вещей при неправильной сушке стандартным способом. Различные режимы автомата настроены на обработку всевозможных видов тканей для меньшего износа и отсутствия деформации. Кроме того, достигается существенная экономия времени, а выстиранная одежда не требует интенсивного разглаживания.

Профессиональная качественная техника – необходимое условие успешной работы прачечной и химчистки. Обзор профессинальных сушильных машин для мини-прачечных.

Обзор рассказывает о наиболее выгодной модели по соотношению цены и функциональных возможностей – сушильной машине Beko DCY 7402 GB5.

В статье приведен обзор недорогих сушильный машин, рассмотрены их основные характеристики и отличия друг от друга.

Выбрать качественную сушильную машину с тепловым насосом и узнать принцип её работы поможет наш обзор от авторов tkat.ru.

Сушильные машины: грамотный подход к процессу установки. Советы и рекомендации по подключению сушильной машины дома.

Представляем вам антикризисный Топ недорогих и лучших сушильных машин для дома. Выбирайте, сравнивайте цены, делайте выгодные покупки!

Разбираемся в том какая сушильная машина для белья лучше, на основе рейтинга от пользователей сайта tkat.ru.

Покупать сушильную машину или нет? В этой статье описываются преимущества автоматических сушильных аппаратов.

Время развешивания белья на балконе закончилось, ведь теперь есть современные, экономичные, быстрые сушильные машины. Эта статья прольет свет на такие вопросы, как: Что такое сушильная машина? Принцип работы сушильной машины? Какими функциями они обладают?

Надоело возится с бельем? Тогда давайте поговорим о сушильных машинах: их удобстве, дизайне, функциях и экономии свободного времени и сил для занятия более любимым делом, чем глажка и сушка белья. Читайте, думайте,выбирайте и наконец приобретайте.

Сушильная машина не только бережно и быстро досушивает белье – она экономит ваше время, силы и нервы. Вязаные вещи становятся мягкими и пушистыми, а подушки, пуховики и пледы – объемными и уютными. Какой фирме-производителю доверить свои вещи, чем отличаются сушильные машины Bosch, Miele и Simens, сколько программ сушки должна поддерживать модель для получения оптимального результата и другую полезную информацию можно получить из этой статьи.

Сушильная машина – роскошь или необходимость? В России она только начинает завоевывать потребительский рынок. На что следует обратить внимание, какой модели отдать предпочтение, от чего зависит энергопотребление и бережное отношение к белью – ответы на эти и другие вопросы можно найти в статье.

В статье рассказывается о том, как правильно пользоваться сушильными машинами, о том, как правильно выбрать машину, об основных функциях, характеристиках и возможностях, которыми снабжены сушильные машины.

Что выбрать сушильную машину или стиральную машину с функцией сушки белья? Вопрос непростой. Статья поможет вам разобраться и сделать правильный выбор. Здесь вы сможете узнать все плюсы и минусы моделей.

Вы решили приобрести сушильную машину, но не знаете какую выбрать? Эта статья вам в помощь! Здесь приводится сравнительный анализ пяти самых популярных моделей сушильных агрегатов.

Некоторые считают, что без стиральной машины в доме не обойтись, а как же быть с сушкой белья? Что делать людям, которым негде сушить вещи? Оптимальный вариант – это покупка сушильной машины. Избавьте себя от ненужной влажности в ванной комнате и на лоджии.

Сегодня практически в каждом доме есть стиральная машина, но где сушить все постиранное белье? Конечно можно развесить на балконе или улице, но ученые придумали такую полезную и удобную вещь, как сушильный автомат. Прочитав статью, вы поймете, что сушильная машина необходимая вещь в домашнем хозяйстве.

Центрифуги предназначены для тщательного отжима белья после стирки, если в Вашей стиральной машине нет отжима или Вы стираете вручную. Они особенно востребованы на даче, в деревнях, ведь, ни для кого не секрет, что отжим – самая сложная операция в процессе стирки. Бытовая центрифуга для отжима белья позволит сэкономить Ваше время и силы, к тому же белье будет сохнуть гораздо быстрее после центрифуги, чем отжатое вручную. Во многих прачечных используется центрифуга для отжима белья промышленная.

В центрифугах даже самое деликатное белье не рвется, пуговицы и застежки не ломаются и не отрываются. Тонкие ткани можно гладить сразу после отжима в центрифуге, а толстые – после непродолжительной сушки. В зависимости от того, какой влажности белье Вы хотите получить (высушить полностью или планируете сразу гладить), можно выставлять требуемое количество оборотов центрифуги.

Все центрифуги имеют одинаковый принцип действия. Отличаются они в основном размерами (а, следовательно, и массой загружаемого белья), энергопотреблением, материалом, из которого изготовлен барабан.

Количество загружаемого белья, в зависимости от модели и назначения центрифуги, может составлять от 3,5 кг и менее до 20 кг, у промышленных – даже до 60кг. Барабан чаще всего изготавливается из пластика, но у некоторых моделей – из нержавеющей стали. Во втором случае центрифуга будет долговечней, но и ее цена будет гораздо выше.

Желательно наличие функции реверса, которая уменьшает вероятность запутывания белья. Некоторые модели центрифуг могут оснащаться монетоприемниками, иметь функцию авто-стоп.

Перед тем как купить центрифугу для отжима белья необходимо убедиться, что она отвечает всем требованиям безопасности. Центрифуга должна иметь блокировку, чтобы при случайном открытии никто не пострадал.

На нашем сайте Вы найдете подробные описания, фото и отзывы к каждой модели. Они помогут Вам выбрать и купить центрифугу для отжима белья, которая избавит Вас от тяжелого труда. У нас можно заказать центрифугу из Германии по приемлемой цене с доставкой не только в Москву или Санкт-Петербург, но и в любой город страны. Также на нашем сайте можно купить б/у центрифугу для отжима белья в отличном состоянии. Удачных покупок!

Источники:

Центробежные соковыжималки

против жевательных соковыжималок: за и против

Центробежные и жевательные соковыжималки

Наступил новый год, а это означает, что декабрьские объявления продуктовых магазинов, насыщенных сахаром и маслом, были заменены на январскую капусту и грейпфрут. Все эти ряды рождественских конфет вытесняются штанами для йоги и бутылками с водой. Циклы продаж следуют за продолжительностью нашего внимания так же, как и за сезонами.

Я наполовину ожидал, что весь удар от сырого сока будет таким же.Через месяц выйдет следующий. Но я был приятно удивлен, что это была одна из тех здоровых привычек, которая на самом деле длилась дольше, чем новогодние решения (если вы заинтересованы и / или скептически относитесь к приготовлению и употреблению сырых соков, ознакомьтесь с моей серией из трех частей, Соки на бюджет).

Мы владели центробежной соковыжималкой Breville Juice Fountain Plus (Amazon) в течение 3 лет, выжимая сок 4-6 раз в неделю. Центробежные соковыжималки извлекают сок, измельчая фрукты и овощи на мелкие кусочки и выливая сок через сито с мелкими отверстиями.Это была надежная машина, производившая отличные соки. Мы начали замечать, что мякоть становится все влажнее по мере того, как лезвия становятся тупее. Запасные части были слишком дорогими, поэтому мы начали покупать новую соковыжималку.

Услышав и прочитав о преимуществах жевательных соковыжималок, я решил на этот раз пойти по этому пути. Соковыжималки для жевания «пережевывают» фрукты и овощи, используя шнек, чтобы раздавить их, и выдавить сок через сетчатое сито. Это медленное холодное отжимание помогает избежать нагрева, пены и окисления при производстве большого количества сока, насыщенного питательными веществами.

Я прочитал десятки обзоров, сравнил цены и, наконец, остановился на высоко оцененной соковыжималке для жвачки Omega J8006 по средней цене (Amazon). Мы купили в Bed, Bath и Beyond со скидкой 20%, так что это стоило 240 долларов. Это значительная часть изменений, которые нужно потратить на кухонный прибор, но мы знали, что от него будет много пользы. Если вы все еще в затруднении, поищите подержанные модели на Craigslist или Ebay.

Шесть месяцев спустя, а мы все еще привыкаем к более длительному времени подготовки и более медленному измельчению. Однако я буду придерживаться этого, потому что мне нравятся преимущества сока холодного отжима из соковыжималки для жевания. (Если вам нужен действительно подробный обзор, ознакомьтесь с The Wirecutter / Sweethome one здесь.)

Если вы ищете соковыжималку, вот несколько основных плюсов и минусов, которые я обнаружил после использования обоих типов:

Центробежная соковыжималка

Плюсов:

  • Дешевле купить
  • Быстро!
  • Имеет большую подающую трубку для продуктов (легче приготовить)
  • Лучшее для моркови и других твердых фруктов и овощей

Минусы:

  • Машина громче
  • Сок имеет более короткий срок хранения из-за окисления
  • Выход меньше сока, больше пены, более влажная мякоть

Соковыжималка для жевательной

Плюсов:

  • Легко разбирается и чистится
  • Тихий, мощный мотор
  • Отлично подходит для твердых или листовых зеленых овощей
  • Сок можно хранить в холодильнике до 3 дней (сохраняется больше питательных веществ и ферментов)
  • Обеспечивает больше сока, меньше пены, более сухую мякоть

Минусы:

  • Дороже купить
  • Медленнее
  • Трубка питателя меньшего размера (продукт необходимо нарезать)

В целом, если вы новичок в приготовлении сока, я бы начал с менее дорогой центробежной модели с высокими оценками, такой как Breville.Вы можете найти их примерно за 100–150 долларов (или приобрести подержанную модель), пока не будете уверены, что пристрастились к приготовлению сока. Если вы готовы перейти в высшую лигу, обратите внимание на жевательные соковыжималки. Заходи! Сок в порядке.

****************************************

Я наливаю лишний сок в банки Мэйсона размером с пинту и храню в холодильнике. Однако они не очень подходят для того, чтобы хвататься и выходить за дверь, а я пью сок / завтракаю в 90% случаев. Мне нравится этот набор из 6 стеклянных бутылок для напитков Epica на 18 унций (Amazon). Их можно мыть в посудомоечной машине, они имеют прочное стекло и водонепроницаемые крышки. Они идеально подходят для хранения в холодильнике или в дороге со свежим соком в руке. Они есть на складе Amazon и готовы к отправке!

Этот пост может содержать партнерские ссылки. См. Дополнительную информацию в политике раскрытия информации.

Обзоры FxG3000 от Fax Gang (EP, HexD) [Страница 2]

Это слишком авангардно, чтобы это утверждение звучало полностью правдой, но дебют Fax Gang, подтверждающий личность, FxG3000 звучит как трансляция из будущего.Далекое будущее, в котором жанры смешались до точки, выходящей за рамки разумного или условного, кристально чистая четкость Bubblegum Bass, Wonky или UK Bass — жанров, обычно связанных с будущим — опровергается тревожной компрессией, плохим управлением микшированием и введением статики. как шум без средства или желания его удалить. С пятью простыми треками Fax Gang, по сути, представил новый звук и стиль, которым этот андерграундный коллектив из Филиппин должен гордиться. Головокружительное использование Trance, с неспособностью BPM танцевать под него, наряду с предпочтением эстетики по существу, когда дело доходит до вокала PK Shellboy, только усиливает попытку Fax Gang колонизировать сцену вечеринки в киберпанке, созревшую для колдовства.

Это не значит, что FxG3000 — легендарный проект, скорее, место для развития и исследования. Мне вспоминается одноименный дебют TNGHT, аналогичный пятидорожечный EP, который мгновенно произвел впечатление на хип-хоп продюсирование, навсегда опередив свое время. На FxG3000 есть моменты, когда эстетика меньше сливается с артистизмом и больше с типичными формациями ловушек, а именно «центрифугой»; худший трек EP. «Взломанный» похож, хотя и более либерален, учитывая, что он стоит на стороне 100 геков (1000 геков) и Гупи (нет) мира.Тем не менее, последние три проекта — «Breathe2 (In / Out)», «Soaked» и «Jeopardy» — все они создают нечто захватывающее и по-настоящему оригинальное. Будь то 8-битная синтезаторная работа над «Breathe2», односторонние рифмованные схемы П.К. Шеллбоя в «Soaked» или задумчивая, поглощающая черную дыру постановку в эпицентре «Jeopardy», FxG3000 никогда не упускает из виду идеи.

Есть еще одно, еще более своеобразное сравнение, которое напоминает мне звучание Fax Gang, и это похожий андерграундный пример музыкантов-любителей с ограниченными средствами выражения, которые видят стиль, появившийся на поверхность спустя годы; Н.Мемфисский рэп-стряпня O.D. Niggaz Of Destruction 1996 года. Для тех, кто не знает, послушайте «Беглецы», и вы поймете, что я имею в виду. За несколько десятилетий до того, как Cloud Rap стал популярным, N.O.D. завершили звук только потому, что их возможности были ограничены. Я вижу то же самое, что и для определения Fax Gang и FxG3000.

Вампир, специалист по лифтингу и подтяжке лица

Что такое вампирская лицевая и подтяжка лица?

Vampire Facial и Vampire Facelift — две все более популярные процедуры, которые используют PRP для улучшения вашего внешнего вида различными способами.PRP — это новейшее медицинское средство, получаемое из крови. Он богат факторами роста, которые способствуют регенерации клеток.

У вампирского лица и вампирской подтяжки лица есть несколько ключевых отличий. Лесли и ее команда могут помочь вам сделать выбор между ними в соответствии с вашими целями лечения.

Vampire Facial

Vampire Facial — это процедура микронидлинга, совмещенная с применением PRP.

Ваш врач создает равномерно распределенные микроканалы в вашей коже с помощью тонких игл.Это стимулирует выработку коллагена для лечения морщин, складок, крупных пор и других не очень привлекательных особенностей кожи.

С PRP результаты улучшаются и могут отображаться быстрее.

Vampire Facelift

Vampire Facelift включает прямые инъекции PRP в кожу лица, чтобы сделать вашу кожу более гладкой, уменьшить морщины и линии и уменьшить шрамы.

Как проводится сбор PRP для вампирской лицевой или подтяжки лица?

PRP содержит тромбоциты из крови, взвешенные в жидкой плазме.Тромбоциты взаимодействуют друг с другом, чтобы облегчить процесс заживления, а плазма — это жидкий основной компонент вашей крови, который позволяет ей течь как жидкость.

Чтобы получить PRP для вашей вампирской лицевой или подтяжки лица, команда берет небольшой образец вашей крови. Образцы крови обрабатывают на центрифуге. Вращающееся движение центрифуги быстро отделяет тромбоциты от красных и белых кровяных телец, а оставшиеся тромбоциты и плазма немедленно готовы к инъекции.

Как я могу настроить вампирскую лицевую или подтяжку лица?

Вампирские маски для лица и подтяжка лица очень полезны сами по себе, но вам не нужно останавливаться на одной процедуре.Чтобы улучшить свои результаты, вы можете комбинировать процедуру PRP с другими процедурами, доступными в Wrinkle Fairy.

Команда анализирует вашу кожу и спрашивает о ваших проблемах и личных предпочтениях. Как только они получат представление о ваших целях и идеальных результатах, они могут разработать и выполнить специализированный план лечения с помощью PRP, а также ботокса, филлеров для лица, процедур лазерного омоложения или любой их комбинации.

Включив в свой план несколько процедур, вы сможете добиться выдающихся результатов, которые выглядят естественно и легко поддерживаются простым регулярным уходом за кожей.

Чтобы узнать больше о процедурах с высоким содержанием тромбоцитов, таких как чрезвычайно популярные вампирские процедуры по уходу за лицом или подтяжка лица, позвоните Wrinkle Fairy или запишитесь на прием онлайн сегодня.

Кокосовое масло первого отжима Cowa холодного отжима + извлеченное центрифугой 100 мл

Кокосовое масло содержит изобилие жирных кислот и белков, которые содержат антиоксиданты и обеспечивают множество преимуществ для здоровья. Он богат так называемыми жирными кислотами со средней длиной цепи (MCFA), которые в значительной степени состоят из каприловой кислоты, лауриновой кислоты и каприновой кислоты.

Преимущества кокосового масла:
1. Повышение уровня хорошего холестерина
Говорят, что кокосовое масло незначительно повышает уровень хорошего холестерина.

2. Полезно для сахара в крови и диабета
Кокосовое масло может помочь снизить уровень ожирения в организме, а также бороться с инсулинорезистентностью — проблемами, которые часто приводят к диабету второго типа.

3. Помогает бороться с болезнью Альцгеймера
Компонент MCFA в кокосовом масле — особенно его выработка кетонов печенью — помогает улучшить функцию мозга у пациентов с болезнью Альцгеймера.

4. Помогает остановить болезни сердца и высокое кровяное давление
Поскольку в кокосовом масле очень много насыщенных жиров, это помогает повысить уровень холестерина ЛПВП (или «хорошего»), чтобы предотвратить сердечные заболевания и снизить высокий уровень триглицеридов. Кроме того, кокосовое масло также обладает довольно замечательным и полезным для сердца действием — оно помогает превратить плохой холестерин в хороший холестерин.

5. СПИД для здоровья печени
Кокосовое масло также защищает от любого повреждения печени и помогает при инфекциях мочевыводящих путей.

6. Повышает энергию
Нерафинированное кокосовое масло также увеличивает энергию и выносливость, в первую очередь за счет того, что его MCFA стреляют непосредственно в печень, что позволяет преобразовывать его в энергию.

7. Помощь при пищеварении
Еще одно преимущество кокосового масла — оно помогает переваривать пищу, помогая организму усваивать жирорастворимые компоненты, такие как витамины и магний. Он также устраняет токсичные бактерии и кандидоз, которые борются с плохим пищеварением и воспалением желудка. Это помогает предотвратить язву желудка.

8. Действует как бальзам от ран и ожогов
Кокос полезен для кожи, особенно при лечении ран, ожогов и дерматитов. Он также действует как солнцезащитный крем и увлажняет кожу благодаря двум основным жирным кислотам в нерафинированном кокосовом масле, каприловой и лауриновой, и его антиоксидантному компоненту, которые вместе уменьшают воспаление под кожей и способствуют лучшему заживлению. .

9. Действует как антивозрастной компонент
Кокосовое масло, богатое антиоксидантами, замедляет процесс старения, обычно ограничивая чрезмерную нагрузку на печень.

10. Помогает похудеть
Кокосовое масло также может помочь с потерей веса, поскольку оно действует как сжигатель жира и калорий, особенно с дозами нерафинированного кокосового масла. Он также действует как подавитель аппетита. Одно исследование показывает, что каприновая кислота в кокосовом масле помогает повысить производительность щитовидной железы, что, в свою очередь, снижает частоту сердечных сокращений тела в состоянии покоя и помогает сжигать жир для увеличения энергии.
#FarmasiALPHA #VirginCoconutOil #CoconutOil #Cowa

Поэзия современного материнства — Обзор Джорджии

Когда подкастер Хиллари Фрэнк, ведущая и основательница The Longest Shortest Time, впервые начала продвигать на радио свое шоу, посвященное материнству, она «встречала отказ за отказом.Как вспоминает Фрэнк в статье «Нью-Йорк Таймс»:

, редакторы отступили на основании рыночного спроса.

«Мы просто не уверены, что у нас достаточно аудитории для такого рода вещей», — сказал редактор. «Это тоже самое. . . маленький, — сказал другой. Один парень выразился более прямо: «Кто захочет это слушать, кроме мам?»

Фрэнк рассудил, что даже если матери были единственной аудиторией, для рекламодателей они были «желанной демографией». Она подозревала, что за сопротивлением шоу о материнстве скрывалось что-то еще.

Фрэнк настояла на своем, и за девять лет после того, как ее шоу впервые вышло в эфир в 2010 году, оно было признано лучшим подкастом Time and the Atlantic и выиграло две награды Webby. В своем онлайн-объявлении о том, что шоу закроется в конце 2019 года, Фрэнк подумала о колоссальных изменениях, произошедших за последнее десятилетие в репрезентациях материнства в СМИ. «Еще в 2010 году было действительно трудно найти что-то реальное в отношении отцовства. . . Так что я чувствовал, что заполняю пустоту этим шоу. В наши дни множество нюансированных средств массовой информации для родителей.Действительно, отцовство в целом и материнство в частности оказались в центре внимания слушателей, зрителей и читателей, которые, кажется, особенно стремятся к нетрадиционным рассказам, историям, выходящим за рамки воркования над младенцами в тематических детских садах. В Instagram подписчики восхищаются постами модели Крисси Тейген «Настоящее маменькое дерьмо»: ее фотографии в послеродовом сетчатом нижнем белье. Кинозрители стекаются в такие фильмы, как «Плохие мамочки», из-за выходок женщин, которые больше не могут работать во вторую смену. Пассажиры пригородных поездов смотрят такие подкасты, как Mom Rage, и хотят услышать истории о том, как материнство меняет сексуальную жизнь.

Другие критики отметили аналогичную тенденцию. Парул Сегал в New York Times рассматривает «множество новых книг», которые рассматривают «материнство (почти) со всех сторон». Романы и мемуары, которые исследует Сегал, включают произведения, выходящие далеко за рамки времени на живот и бессонных ночей. Она собирает пять книг за 2018 год, романы и мемуары, посвященные послеродовой депрессии, решению не иметь детей и детоубийству. Об этом последнем подмножестве книг о материнстве Сегал говорит, что их сейчас достаточно, чтобы оправдать новое название жанра (которое она называет «ужасным прозвищем»): «триллер для мам».Что касается распространения прозы о материнстве, Лорен Элкин в Paris Review задает вопрос: «Почему именно сейчас?» и предполагает новый «канон материнства». . . начинает обретать форму », которая манит даже читателей, не являющихся матерями. Элкин называет ряд причин «почему» — одна связана с поколением женщин, которые пришли к выводу, что они не могут «иметь все это», другая — с Интернетом и писателями, выступающими против его проявлений идеального, пиксельного материнства. И Сегал, и Элькин отмечают, что многие из этих книг о материнстве написаны белыми гетеросексуальными женщинами, принадлежащими к среднему и высшему классу, писатели, которые в этих произведениях не рассматривают подробно, как раса, класс, сексуальная ориентация и способности влияют на опыт материнство.Оба критика указывают на необходимость написания, посвященного этому вопросу.

Сегал и Элькин думают о прозе — а что с поэзией? В прошлом году мы получили превосходную и хорошо отрецензированную книгу Ады Лимон «Носить», книгу, которая, исследуя бесплодие, расширяет границы повествования о материнстве. Барби Чанг Виктории Чанг включает две части «Дорогой П.» стихи, письма мамы дочери. Экспериментальная книга социальной сатиры Бренды Шонесси «Музей осьминога» сопровождается стихами о материнстве, самым потрясающим из которых является ее апокалиптическое стихотворение о побеге «Наша семья в бегах», в котором рассказывается, как их ядерная четверка сбежит, прихватив инвалидную коляску ее сына. , G-трубка и другие предметы первой необходимости.Все трое, цветные поэты, привносят расу, класс и способности в свою работу над материнством, как и многие другие поэт-матери цвета, особенно Камилла Данжи и Кармен Хименес Смит. Белые поэты также думают о том, как их гендерные, классифицированные и расовые тела влияют на их опыт материнства — см. «Самолеты» Мэгги Смит, «После прочтения истории Успенской капеллы в Холодной Спринг, Миннесота» и «До- Op. » Конечно, есть много места для дальнейших допросов, но поэт-матери нынешнего поколения вытесняют материнство из дома и рассматривают его как одну из многих интерсекциональных идентичностей.

Почти пятьдесят лет назад поэзия Шэрон Олдс была отвергнута журналом на том основании, что «Истинные сюжеты поэзии. . . не ваши дети », и совсем недавно, пятнадцать лет назад, женщины спрашивали других женщин в рассылках стихов о том, куда послать стихотворение о выкидышах или детях, при этом идея заключалась в том, что основной журнал не публиковал бы такие вещи. Сегодня издатели стихов кажутся если не стремящимися, то по крайней мере восприимчивыми к поэзии материнства. В том или ином выпуске большинство крупных журналов содержат по крайней мере одну статью, посвященную материнству, как будто это уже не нишевая тема.

Как писатель стихов о материнстве, я не волнуюсь, что столкнусь с потомком пренебрежительного редактора журнала Олдса, но у меня достаточно внутреннего женоненавистничества, что сомневающийся голос внутри меня задает тот же вопрос, который редакторы задавали Хиллари Фрэнк: интересно ли материнство никому, кроме матерей? Парадоксально, что в стране, которая все еще цепляется за корни культа истинной женственности, в стране, которая организует налоговый кодекс и политику здравоохранения, чтобы подтолкнуть каждую женщину к деторождению, материнство одновременно так почитается и отвергается.Я вижу параллели в своей работе учителем средней школы — еще одна роль, в основном отводимая женщинам. Возможно, потому, что все мы пережили школу, нам не нужны стихи о школе. Возможно, потому, что все мы родились от матерей, мы чувствуем, что уже видели и слышали достаточно.

Несомненно, некоторые из моих сомнений относительно материнства как предмета поэзии связаны с тем, что я поглощен часто слышимым на семинаре предупреждением о «сентиментальности» в стихотворении. Сантименты — это сфера женственности, слабости, нестрогих предметов.И какая территория более склонна вдохновлять женщину на сочувствие, чем забота о собственном ребенке? Я рассмотрел это в своих собственных произведениях, используя несентиментальный взгляд, глядя на ужас быть матерью и такой же ужас быть ребенком, воспитываемым матерью. И я также справился с этой проблемой, заставив материнство выполнять двойную роль — как метафору артистизма или как новый путь в полученную историю. Я полагаюсь на тех, кто не желает читать стихи материнства, предлагая им альтернативную отправную точку в моей работе.

Учитывая мое пугающее отношение к материнству и превращению его в якорь для коллекции, я черпал вдохновение из трех последних коллекций, в которых материнство является главным событием: Натюрморт Челси Рэтберн с матерью и ножом, Все его прелести Китье Кейперс и День Сары Мумоло Прилавок. Эти книги присоединяются к родословной, восходящей к шестидесятым и семидесятым годам, когда женщины, в том числе Эдриенн Рич в «О женщине, рожденной» и Той Деррикотт в «Естественном рождении», объявили материнство необходимой темой для поэзии.

Когда мой муж увидел название «Натюрморта с матерью и ножом» Рэтберна, он заметил: «Это не может быть хорошо», и действительно, провокационное название позиционирует читателя как неудобного свидетеля пойманной матери с ножом. в руках. Но это точные, продуманные фигуры, без всякого безумия, тела, намеренно помещенные в сцену. Стихи в основном левосторонние и разворачиваются с сонетной логикой.Читать их — все равно что наблюдать за тем, как мозг работает над аргументом. То, что Рэтберн контролирует линию, позволяет мне следовать за ней на психологически темную территорию послеродовой депрессии и филицида. Я знаю, что у этих стихов дно не выпадет, потому что автор найдет способ окунуть меня глубоко в колодец и снова вытащить обратно.

Сборник следует преимущественно в хронологической последовательности: сначала идут детство и юность говорящего; далее — роды; затем исследование раннего материнства с помощью изобразительного искусства; и, наконец, жизнь как мать маленького ребенка. Рэтберн указывает на то, что значит быть матерью, которая находит больше темноты, чем света в своей новой роли.

«Послеродовое: Сказка» открывает спор. После подробного изложения убийственных историй, которые она слышала — желание ее тети утопить кузину в стиральной машине, желание ее матери, чтобы домашняя кошка украла дыхание ее привязанного к кроватке младенца, — оратор задается вопросом:

Если, как пишет Беттельхейм, ведьмы и великаны

в брутальных сказках действительно дублеры

для родителей ребенок боится бояться и любить,

что мы сделали из откровений наших матерей,

которые сделали нас чудовищными существами, подменышами осталось

троллями? Что они не могли или не хотели спасти нас.

Что мы должны были научиться ходить по лесу в одиночку.

Успокаивающая музыка — наклонная рифма «троллей» и «одинокий» — создает напряжение с ужасом в этом произведении. В тщательно вылепленных стихах Рэтберн приводит доводы в пользу нормальности желания матери убить своего ребенка: мать говорящего почувствовала это, ее тетя почувствовала это, импульс был проанализирован учеными, он присутствует в наших архетипических историях семейной жизни. И все же, с точки зрения ребенка — даже взрослого ребенка, оглядывающегося назад в этом стихотворении — это ужасное откровение.Те, чья роль заключается в защите вас, не «спасут» вас, и метафорический лес жизни — ваш, с которым вы столкнетесь в одиночку. Симпатия Рэтберн в этом произведении, кажется, принадлежит преданному ребенку, но она закладывает основу для собственного желания говорящего покончить со своим ребенком; она настаивает на том, чтобы присоединиться к линии преемственности.

«Натюрморт с матерью и ножом» состоит из серии стихотворений под общим названием «Знакомство с. . . » Темы варьируются от «Домашняя экономика» до «Патриархат» и «Микология», что создает основу для главного аргумента книги — дети растут в опасном мире и, в конце концов, осознают эту опасность. У говорящего двоится в глазах взрослого, смотрящего глазами ребенка, и на поверхности стихи выглядят кривыми и игривыми. Взрослый оратор позволяет читателю погрузиться в драматическую иронию, поскольку она знает, что эти моменты невинности превратятся в шрамы опыта. Рэтберн сажает семена для стихов, которые появятся позже, исследуя способы, с помощью которых девочек учат становиться женщинами, становиться матерями. В «Знакомстве с Патриархатом» спикер и ее подружки имитируют позы обнаженных женщин в журналах в стиле пин-ап их братьев и отцов.«Введение в половое воспитание» рассматривает давнее задание для старшеклассников — носить с собой яйцо и пытаться сохранить его в целости и сохранности в качестве альтернативы уходу за детьми. В то время как ученики десятого класса игнорируют предупреждение учителя и учатся только «выковывать инициалы мисс Грин синими чернилами» на своих яйцах, слова мисс Грин остаются в памяти старшего оратора, теперь оглядывающегося назад: «Младенцы были адом: никогда — покидая нужду, / голодный и вопящий, испачканный дерьмом, отказываясь от постели ». И снова говорящая, кажется, покачала головой, глядя на свою более юную и наивную личность.

В «Введение в домашнее хозяйство» мать докладчика позволяет ей в возрасте шести лет вырезать тыкву на Хэллоуин, в результате чего она разрезает руку своей матери. И снова нам дается трио натюрморта — мать, ребенок, нож — и их потенциальная опасность. История становится частью семейных преданий, и оратор рассказывает: «Каждый Хэллоуин [моя мать] снова поднимала этот вопрос / напомнила мне, что я сделал, как я причинил ей боль / хотя именно она вручила мне нож.» Парадокс вреда проявляется полностью, как и идея о том, что ребенок может оставить шрам или изменить мать.

«Введение в танатологию» также предвещает вторую половину книги, когда говорящий более серьезно думает о смерти. На данный момент ей всего семь лет, и смерть — это часть партийной игры. В промежутках разворачивается повествование: вечеринка для сна семилетней девочки, игра об обмороке, оратор добровольно пытается. Девушкам удается выбить ветер из оратора, и она переживает околосмертный опыт в комплекте с «черной комнатой / с, да, с кусочком яркого белого света».Когда она приходит в себя, главарь клянется, что другие девушки хранят тайну, зная, что они играли с огнем, и не должны в этом признаваться.

Мы не знали, что дети могут умереть

из таких игр. Мы не знали

, что дети вроде нас могут умереть. Мы никогда не

попробовал еще раз, но вспомнил

иногда как легко было поскользнуться

свободным от тела, как вышедшим из мантии,

и насколько уверенно я чувствовал себя в этом черном пространстве,

мои друзья и тьма зовет меня.

Этот детский опыт с темнотой, даже с тоской по ней, обеспечивает переход к следующему разделу, в котором говорящая жаждет сбежать от своей новой роли матери.

Несмотря на все волшебство и чудесность родов, это событие столь же беспорядочно и примитивно. Каждый раз, когда я рожала, мне казалось, что природа глубоко заблуждается, посылать меня — раненого, ослабленного существа — домой, чтобы заботиться о беспомощном существе, в то время как мне тоже нужна была забота. Некоторые предполагают, что это удерживает мать от отказа от ребенка; у нее нет сил далеко идти.И все же рождение — это апокалипсис; тело матери на сайте.

Из названия Рэтберна и первых разделов мы знаем, что локусом детской опасности будет собственная мать ребенка, и хотя второй раздел книги подтверждает эту возможность, он также переворачивает ее, рассматривая ущерб, который может нанести рождение и ребенок. делать с матерью. Этот раздел, содержащий всего пять стихотворений, является, пожалуй, самым мрачным и мощным в сборнике.

Раздел начинается с того, что говорящий с «некомпетентной шейкой матки» подвергается серкляжу, шву, который фиксирует шейку матки до тех пор, пока не начнутся роды.Прежде чем рассматривать стихотворение, я хочу обратить внимание на то, что «несостоятельность шейки матки» — это реальный медицинский диагноз. Во время второй беременности мне поставили диагноз ее двоюродной сестре: «негостеприимная матка». Мне любопытно, есть ли у мужчин диагностируемые состояния, которые начинаются с осуждающих прилагательных — мне кажется, что «эректильная дисфункция» звучит гораздо менее индивидуально, чем «некомпетентный пенис».

В «Стежке» спикер Рэтберна, и без того «некомпетентный», страдает на протяжении месяцев беременности, поскольку стежок царапает ее внутренности и не может ослабнуть без «ящика зажимов / ножниц».Сам шов становится метафорой рождения, твердым комком боли, который оставляет шрамы на теле матери:

Когда прошиваем

наконец-то вышло, оставил на подносе:

не нитка, а проволока, толстый и искореженный шарик

мы сфотографировали, хотя не знаем почему,

упрямый мертворожденный, уловка, сковывающая всех нас.

Звонок «мяч» и «все» создает ощущение неизбежности.Беременная мать уже заслуживает порицания, часть ее тела не может удержать ребенка. Стихотворение заканчивается утверждением, что мать — корень опасности: «стежок натягивает и царапает, острый и постоянный щелчок напоминает напоминание об опасности, которой мы избежали, опасности, которой я был». И все же ребенок невредим; это тело матери несет ущерб.

Живой ребенок попадает в коллекцию в «Метаморфозах», где строки с рифмовкой в ​​конце представляют парадокс зависимости:

И ребенок.. . понял

, что я был причиной и прекращением страданий и плакал

все часы, та, которая одна могла узнать

я, чужой себе, монстр-мать,

, но хотела меня, потому что не знала другого.

Ребенок не воспринимает «мать-монстра», но говорящий начал поворачивать линзу на себя, экстернализируя то, что она чувствует внутри. Она заявляет, что она злодейка — чудовище, которое не будет заботиться о беспомощном младенце, — и все же метаморфоза здесь принадлежит ей, той, которая стала «чужой для [самой себя]». «Беременность и роды сделали ее чужой, и она отвергает себя так же, как отвергает ребенка.

Это видение воплощается в зажигательной поэме заключительного раздела «Послеродовой: Колыбельная», которая выражает в песенно-песенных куплетах желание матери покончить с собой в безжалостных ночах ухода за детьми:

Днем она шепчет обещания

Днем она улыбается, пеленает и целует

Ночью под черствой луной

Когда она одна может успокоить, она напевает

вслух запрещенные

Я хочу вышибить себе мозги сейчас

И все же они рок, рок и рок

у холодных равнодушных часов

Я так хорошо помню ужас наступления ночи, когда мои дети были младенцами.Почему-то не имело значения, что у меня отняли сон и автономию в течение дня, но осознание того, что я не буду спать ночью, превратилось в чистый ужас. Сопоставления Рэтберна охватывают несколько бинарных элементов: дневная мать против ночной матери, воркование и любовь против суицидальных импульсов, веселый тон против разрушительного содержания. Она называет то, что должно оставаться безымянным, — желание не только быть свободным от ребенка, но и быть свободным от жизни, от этой роли, от бодрствования. По иронии судьбы, эти слова невозможно произнести, потому что страшным последствием признания в послеродовой депрессии является отнятие ребенка.Источник боли — это как раз то, что нельзя удалять. Здесь говорящий и ребенок переживают ночь, как и «холодные равнодушные часы», отмечающие часы и уверенность в том, что они снова окажутся в этом положении.

В начале, во «Введении в историю искусства» спикер намекает, что был натурщицей. Эта ссылка устанавливает фокус третьего раздела на Медее Эжена Делакруа. Хотя подразумеваемая аналогия, связывающая мать-говорящую с Медеей, очевидна, наиболее удовлетворительное из этих стихотворений делает эту связь явной.В «Médée Furieuse, 1838» оратор Рэтберн размышляет об отсутствии гнева у Медеи, когда она сжимает своих детей в момент перед убийством. Вместо этого эмоции отражаются на лицах одного из детей. В череде этого стихотворения оратор признает, что видел «вспышку страха» на лице своей дочери, когда она знает, что рассердила свою мать:

Может быть, все матери убивают своих детей

невиновность. На картине Медея держит

ее мальчика так близко, что они снова одно тело,

два шнура, которые она должна разрезать.У детей нет выбора

, но любить руку, держащую нож.

Разрывы строк

Рэтберна олицетворяют напряжение; мы на мгновение остаемся в подвешенном состоянии, прежде чем узнаем, что «невиновность» своих детей убивают матери, а не сами дети. Но как только мы расслабляемся в «хватке» Медеи, мы понимаем, что именно это она «должна вырезать». И, что самое ужасное для матери-убийцы, дети не могут сопротивляться, и у них «нет другого выбора, кроме как любить» то, что им навредит. «Посмотрите, как мы относимся к вверенной нам невиновности», — размышляет Рэтберн.

Голос Медеи — отголосок позиции, которую Рэтберн изложил в начале сборника. Говорящая, ее мать, ее тетя, Медея — все они являются частью этого филицидного сестринства, даже если по разным причинам. Книга не закрывается в момент убийства и не застывает, как Медея, в момент раньше. Вместо этого говорящий и ее ребенок проходят через это, и сборник становится не столько о способности говорящего стать матерью ребенка, сколько о способности говорящего позаботиться о себе.Роды были метаморфозой, и говорящий должен научиться видеть и принимать это новое «я», то «я», которое променял Анаис Нин на Мориса Сендака. Она признает, что готова последовать за своей дочерью как «из стихотворения, так и из комнаты», — тихое, но громкое заявление поэта. Это сразу наводит на мысль о прерываемости матери-писательницы, которая должна броситься в конце этого короткого отрывка, пока дочь дразнит ее. Но это также предполагает выбор и оценку — предпочтение ребенка искусству.

«Натюрморт с матерью и ножом» завершается двумя случаями нового видения. В последнем стихотворении говорящий ищет художника, который нарисовал ее, только для того, чтобы обнаружить, что художник мертв, оставляя говорящего воспроизводить свою собственную форму. Рендеринг разыгрывается в предпоследнем стихотворении «В душе моя дочь изучает мою обнаженную форму». Здесь говорящий видит себя глазами дочери, терпящей оценку со стороны любопытного друга. Она вспоминает, что не смотрела в глаза тем, кто рисовал ее, когда она была молодой и моделью художника, но отмечает, что сейчас

Моя дочь смотрит больше, чем художник.

Она трет мой изуродованный живот, тычет в бедра.

Мыла мои колени своими маленькими руками, она изучает меня

как я стоял перед произведением искусства

Коллекция отражает этот скульптурный момент. Рэтберн откладывает картину. Медея, уязвимая и обнаженная в душе, держит не нож, а мыло; ее ребенок не привязан к лапам, он свободен действовать в соответствии со своими собственными желаниями, может рассматривать мать таким образом, чтобы мать считала себя, свою силу и человечность.

_____

Книга Китье Койперс «Все ее прелести» исследует повествования о материнстве посредством отцовства-одиночки по выбору, экстракорпорального оплодотворения, нового романа и брака после отцовства, а также невозможности зачать ребенка снова. Хотя эти темы относительно новы в поэзии, эта территория в некотором роде кажется менее табуированной, чем вхождение Койперса в мир сантиментов. В то время как Рэтберн говорит то, что мать не должна чувствовать, Кейперс говорит то, что поэт не должен говорить: исповедание беззастенчивой любви.

Стихотворения в этом сборнике звучат как свободные сонеты и вилланеллы; Койперс часто работает в куплетах, создавая чувство равновесия. В то время как работы Рэтберна связаны с живописью, Кейперс в интервью BOA рассказывает, что из-за того, что она изучала театральное искусство, «я все еще думаю о пейзаже как о декорации». Как и у Рэтберна, ее пейзажи яркие, кинематографические, населенные реальными людьми. Но, в отличие от Рэтберна, стихи Кейперса больше наблюдают, чем аргументируют.В то время как Рэтберн сохраняет верность равномерно измеренным строкам, Койперс иногда бродит по странице, делая строки, испещренные цезурами. Ее идеи совершают более творческие прыжки и иногда бывают сюрреалистичными. И хотя стихи вроде «Имена рек» указывают на то, что Кейперс не новичок в темноте — «Река когда-то была местом, где я мог утонуть», — эта книга больше интересует исследование света:

Теперь река показывает мне

Бесполезность острых краев,

, как каждая вещь изгибается

— это не сопротивление тела, а удовольствие

ждет ответа.

Там, где у Рэтберна мы находим суровость, у Койперса мы находим край, который охотно смягчили до кривой.

Книга Койперс не уклоняется от смерти — на самом деле, во вступительном стихотворении «Становление» оратор представляет себя после своей смерти в дорожно-транспортном происшествии на обледенелой дороге. Сначала я прочитала это как статью о материнстве, увидев, как беременный живот сравнивают с цветущей землей в строках: «В // следующем сезоне я стану всего лишь одним / несколькими склонами пурпурной вики, возникло нежелательное // слишком много изо рта гравийной ямы, / мертвые бабочки в моих зубах? » При втором чтении я узнал, что это изображение придорожной могилы.Моя ошибка здесь показала мне, насколько парадоксальным образом пейзажи Койперса изображают жизнь и смерть, часто в одном и том же изображении.

Хищный оратор в следующем стихотворении «Пейзаж с мудрецом и именами моих детей» воплощает этот парадокс. Она бродит по ландшафту, питаясь насекомыми, мертвым оленем, личинками, землей и «всеми ее прелестями». Ее питание — это пропитание и разрушение, но имена ее детей «уже быстро разносятся по небу», предполагая, что они выживут во всем, что бы ни случилось с говорящим.В этом стихотворении говорится: «Не существует такой вещи, как // шрам, как бы я ни хотел // им быть». Рубец невозможен, потому что все преходяще, даже рана и ее покров. Спикер признает тьму и смерть, но ее чувство времени и пространства в стихотворении настолько велико, что в печали просто нет жилища.

Еще одна неожиданность в этой книге — игнорирование хронологии. В интервью, прилагаемом к пресс-киту BOA для книги, Кейперс связывает этот выбор порядка с нетрадиционным способом объединения ее семьи.Она объясняет, что она была матерью-одиночкой по своему выбору в течение трех лет, прежде чем выйти замуж за свою жену, и что «на протяжении многих лет многие люди, особенно гетеросексуалы, хотели поместить нас в коробку счастливой маленькой семьи, живущей в странной версии американская мечта.» Она объясняет, что в ее жизни не было и не было такой, и это повлияло на то, как она заказывала книгу. «Моим побуждением было расположить стихи в таком порядке, который обеспечил бы более легкое повествование: A вызвал B, что привело говорящего к C. Но когда я заказал стихи таким образом, рассказ был не только ложью, но и чем-то мертвым. и безжизненный.«В результате стихи в ее книге не следуют легко отображаемой хронологии. Развитие ребенка и основные любовные отношения перемещаются вперед и назад во времени на протяжении всей этой коллекции, с эффектом всего, что происходит сейчас. Мы не смотрим организованное семейное слайд-шоу, мы следим за эмоциональной метаморфозой и переживаем превратности современной любви, брака, беременности и воспитания детей.

Kuipers — это совершенно откровенный взгляд на взрослую жизнь. Наряду со стихами о страсти есть стихи о тяжелой семейной жизни.В «Выкапывании занозы» говорящий и ее жена пытаются вместе удалить занозу с пальца говорящего, но жена уходит мыть посуду, и говорящий выполняет задание в одиночку. В конце она размышляет: «И я была рада, что увидела — / несмотря на все наши печали — замужем». Простота этого настроения не подрывает его силы. Да, это утомительно, и да, оно того стоит.

Другие стихотворения подробно описывают процесс инъекций гормонов и выбора донора спермы, прославляя современные инструменты, которые позволили этому оратору стать матерью. В «Музее ремесел и традиций» докладчик рассматривает возможность нахождения в музее «приземистой центрифуги, // задыхающееся уплотнение ее крышки, легкий щелчок / и завихрение, когда сперма превращается в жидкую сыворотку». Койперс просит нас представить мир, в котором эта машина, загадочная для большинства, кто не сталкивался с экстракорпоральным оплодотворением, является всего лишь еще одним объектом из прошлого, как телефон с дисковым набором номера.

В своей работе по нормализации тем, которые только сейчас считаются предметом поэзии, Койперс дает нам стихи об ЭКО наряду со стихами о бесплодии.«На вечеринке в честь Хэллоуина» — это размышление о старении и преображении. Оратор, не в силах вынести вечеринку, признается: «Мое тело не может родить / еще одного ребенка. Мы оба / закончили попытки «. Это осознание становится еще более глубоким, когда оратор видит более молодую женщину в своем старом замшевом пальто, «красном, которое я взял / в благотворительный магазин на прошлой неделе». Молодая женщина, одетая как дьявол-доктор, резко контрастирует с усталым оратором, который не в ярости, а вместо этого руководит вечеринкой на Хэллоуин, на которой присутствуют десятки крошечных принцесс.

Несколько упоминаний о прошлых любовниках сопоставляют, кто говорил, с кем она сейчас. В «Миграционном инстинкте» докладчик признается

Сегодня жена последнего человека, который сделал меня одиноким

рожает. . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Раньше, когда я был кем-то другим, это был бы день

за валяние, за выкуривание сигареты около

горячий, грязный мужик и пьет джин в полдень.

Но оратор в этой книге покончила со всем этим, в основном потому, что сама слишком занята своей матерью.

Но мне нужно мыть посуду, крошечный носок за носком

сбросить. Печаль — это так много работы. Злой требует слишком много

раз. И вот моя собственная дочь, рот к груди

, как она подмигивает в свете лампы, высасывая все это из меня.

У нее нет времени на баловство.У нее есть ребенок, за которым нужно ухаживать. Стихотворение подмигивает вместе с младенцем — лукавое признание того, что говорящий не ушел в отставку — скорее, она победила.

Кейперс так нежно пишет о своем ребенке, что она почти заставляет меня тосковать по тому времени, когда мои дети были маленькими. В «Весеннем письме с юга» спикер обращается к своей матери в эпистолярной форме, признавая жестом, типичным для этого сборника:

Все

младенец произносит слова песни

птицам, властным деревьям

, чтобы замолчать или выплеснуть кишки —

— это волшебство, от которого я еще не отказался.

Как и в других стихотворениях, младенец все по-новому рассматривает. Здесь ребенок заставляет мать по-новому полюбить пейзаж, заставляет ее «все еще чувствовать себя такой молодой». И не только дочка в младенчестве обладает этой магией. В последнем стихотворении «Натюрморт с красивыми ягодами и двумя теориями времени» время быстро опускается в телескоп, ребенок превращается из подгузников в слова и приносит своей матери «красивые ягоды», которые ядовиты для человека. Стихотворение избегает метафоры с отравленным яблоком.Вместо этого оратор рассказывает своей дочери о ягодах и снова размышляет о времени: «Яд, / я говорю, яд, мое дыхание сладкое / с запахом жженого сахара / всего, что было в прошлом». Даже прошлое приобретает иной оттенок, даже яд кажется невозможным в этом мире, который был подслащен присутствием дочери до «жженого сахара».

В отличие от преимущественно белых авторов из среднего класса о материнстве, которых критикует Парул Сегал, которые «кажутся настороженными, если не откровенно незаинтересованными, но более глубоко заинтересованными в том, как раса и класс влияют на опыт материнства», Кейперс хочет допросить ее белизну как это формирует ее идентичность как матери. В своем эссе «У тебя никогда не получится понять это правильно», вводном в серию «Неудача» в «Поэзии Северо-Запада», Койперс описывает попытку «закончить» стихотворение «Я покупаю своей белой дочери черную куклу. ” В своем эссе она рассказывает, как Терренс Хейс говорил о неудаче на лекции в Bread Loaf, генерируя идеи, которые помогли ей осознать, что ее стихотворение никогда не будет закончено или будет успешным:

Смысл моего стихотворения — сама причина его существования — был замысловатым образом связан с его неизбежным провалом.Целью ее написания было не «сделать все правильно» — продемонстрировать себя как союзника или попытаться оправдать свое собственное соучастие в смертельно расистской культуре, в которой мы все живем.

Вместо этого, пишет она, ее стихотворение посвящено «публичной практике неудач». Кейперс спрашивает: «Как мы можем надеяться сделать это правильно, если никогда не рискуем сделать все неправильно?»

В трех стихотворениях: «Я покупаю своей белой дочери черную куклу», «В Арли Пау-Вау с моим нерожденным ребенком» и «Уход за собой на детской площадке», написанных в ответ на убийство Филандо Кастилии одним из полицейский, который задержал Кастилию, его девушку и ее дочь за нарушение правил дорожного движения — Кейперс считает ее белое тело и ту роль, которую оно играет через материнство, в воспроизведении силы и соучастия белых.Из них самый глубокий допрос происходит в фразе «Я покупаю своей белой дочери черную куклу», в которой говорящий сравнивает заботу дочери о своей черной кукле — ежедневное кормление и ночные ванны с пеной — с заботой говорящего о бывшем чернокожем любовнике. Она спрашивает, было ли у нее

любой бизнес, заботящийся о его теле в стране

, которые предпочли бы видеть его мертвым. Что мне

думаю, что смогу научить свою дочь, особенно когда

Я еще так мало узнал? Только то, что мы могли бы все

преобразится нашей собственной неосознанной любовью.

Спикер признает, что она «еще так мало узнала» и, вероятно, не способна научить свою дочь всему, что ей нужно знать. Стихотворение справедливо спрашивает, что это за воспитание в заботе — о том, чтобы одно тело заботилось о другом? Или речь идет о членстве в «стране / которая предпочла бы видеть [черных] мертвыми»? Последние две строчки скользкие. Идея о том, что «мы все можем / измениться» поднимает вопросы о том, кто «мы» включает в себя — мы, белые люди? Все люди? А какова желаемая трансформация? Наконец, «неосознанная любовь» предлагает несколько направлений: любовь, которая не знает, что это любовь, любовь, которая не знает, на что она способна, или любовь, как любовь ребенка к кукле, которая не знает, с чем она сталкивается. .Койперс не морализирует и не ищет подтверждения. Никакая структура власти не может быть отменена, пока об этом не заговорят власть имущие. Чтобы разрушить верховенство белых, белые люди — в том числе поэты и матери — должны изучить свое место как расовых существ в Соединенных Штатах.

_____

Рэтберн и Кейперс могут расширить границы поэзии о материнстве в двадцать первом веке благодаря основам, заложенным за последние сорок пять лет другими людьми, которые также решили рассматривать рождение как реальное событие, а материнство как жизненное состояние.Пионеры в этой работе — среди них Эдриенн Рич, Тилли Олсен, Бернадетт Майер, Элис Нотли и Той Деррикотт — смотрели на то, о чем было широко известно, но о чем еще не писали, и в преддверии всплеска второй волны феминизма. они создали основу, на которой Кейперс и Рэтберн могли строить поколения спустя.

У

Рич и Деррикотт не было прецедентов «Рожденной женщины: материнство как опыт и институт», опубликованной в 1976 году, и «Естественное рождение», опубликованной в 1983 году, но написанной в 1978 году, и эти две книги, в частности, открывают дорогу Рэтберну и Кейперсу.В своем обновленном предисловии, написанном через десять лет после публикации книги, Рич отмечает, что, когда она начинала «Рожденную женщину», «практически ничего не писалось о материнстве как проблеме», поэтому она создала научную область. Стипендия Рич переплелась с ее жизненным опытом матери. В «Естественном рождении» Деррикотт рассказала историю своей беременности и рождения сына «в доме для незамужних матерей». Как и Рич, она черпала из своего жизненного опыта, и, как Рич, она писала о вещах, которые другие писатели, даже писательницы-матери, не считали подходящими для поэзии.По словам Алисии Острикер в современной рецензии, книга «в большей степени, чем любое другое стихотворение о родах, которое я знаю, захватывает сам предмет, а не миф». Оценка Острикера сохраняется и по сей день. В то время как поэты, такие как Бренда Шонесси в «Нашей Андромеде», водили читателей в родильную палату, собрание Деррикотта остается одним из немногих сборников стихов на сегодняшний день, посвященных исключительно беременности и родам.

Первая глава книги Rich’s Of Woman Born, «Гнев и нежность», прямо устанавливает наследие, в которое вступает Рэтберн.Рич начинает с выдержек из собственного дневника молодой матери, отрывков, в которых она выражает глубокую двойственность по поводу «изумительных страданий», причиняемых ей детьми, «убийственного чередования горькой обиды и грубых нервов и блаженного удовлетворения и нежности». ” Как мать-монстр, о которой говорит Рэтберн, оратор, Рич пишет: «Иногда в своих чувствах к этим крохотным безвинным существам я кажусь себе чудовищем эгоизма и нетерпимости». Чтобы читатели не отвергли это как метафору, Рич затем описывает собрание матерей-поэтов в 1975 году, на котором она вспоминает — в том, что кажется забавной записью для светских страниц, — «мы говорили о поэзии, а также о детоубийстве.Рич и ее сверстники так тесно отождествляют себя с местной матерью восьмерых детей, которая недавно убила двоих младших, что некоторые из них написали и подписали письмо в газету, протестуя против того, как в газете изображена женщина. Рич пишет: «Каждая женщина в этой комнате, у которой были дети, каждый поэт, могла идентифицировать себя с [матерью]». Как и Рэтберн, Рич ставит на первый план амбивалентность, смерть, вред, который мать может причинить ребенку, который не может сравниться с ее силой. Как и Рэтберн, она вызывает в воображении сообщество, комнату, полную женщин, которые все могут идентифицировать себя, как бы говоря, если вы, Читатель, так относитесь к материнству, вы не одиноки.

Хотя Деррикотт не упоминает детоубийство в основном тексте «Естественного рождения», это действительно происходит во введении, которое она написала через двадцать лет после публикации. Она пишет о том, как читала и отождествляла себя с женщиной, убившей собственного ребенка, в данном случае с монахиней. Как и Рич, Деррикотт переполнен состраданием, и «Сострадание, которое я испытывал к [монахине], позволило мне увидеть свой опыт в другом контексте. Это связывало меня с чувствами печали и гнева, к которым я раньше не мог проникнуться.Этот опыт ускоряет ее способность писать «Естественное рождение». Здесь работа Деррикотта связана с творчеством Рэтберна, как это делает Рич. Однако в большинстве «Естественных рождений» ее перспектива как мать-одиночка и та, кто рассчитывает со своим прошлым стыдом, напоминает «Все его прелести».

Как и Кейперс со своей книгой, Деррикотт боролась с формой естественного рождения. «Я не мог понять, что это было, проза или стихи. . . . Однако, когда я вырезал его и сделал больше похожим на «стихотворение», я убил жизнь — может быть, именно так мы убиваем то, что любим, когда нас заставляют чувствовать стыд и вину.Как и Кейперс, Дерикотт не могла перевести свою работу в форму, более удобоваримую для других; скорее, Дерикотт пришлось «принять то, что [ей] дали».

В отличие от Койперс, Деррикотт столкнулся с внутренним и внешним сопротивлением публикации. Только когда ее сын впервые уехал из дома — в поездку за границу в возрасте шестнадцати лет, — она ​​почувствовала, что может написать книгу, и стала искать публикации только через несколько лет после ее написания. Тони Моррисон, в то время редактор Random House, хотела опубликовать книгу, но через девять месяцев отправила ее обратно Деррикотту с сообщением: «Она не подходит для наших категорий; мы не знаем, куда его положить. Пытаясь найти издателя, Деррикотт вспомнила, как Эдриен Рич исследует книгу «Женщина, рожденная в Womanbooks», феминистском книжном магазине и издателе в Нью-Йорке. Деррикотт отправился туда, чтобы «просмотреть сотни книг» в попытке найти «прессу и редактора, которые могли бы сочувствовать моей книге». Сотни книг! Здесь мы видим, как изменились времена, поскольку я представляю, что сегодня книга Деррикотта с ее гибридной формой поэзии / прозы и содержанием, связанным с беременностью и рождением, может быть опубликована в Omnidawn, BOA, Graywolf и многих других известных издательствах.

Хотя Деррикотт, возможно, будет легче найти прессу в 2019 году, ее работы по-прежнему кажутся смелыми и новаторскими. Культура стыда вокруг материнства-одиночки изменилась с шестидесятых, когда Дерикотт была беременна, и восьмидесятых, когда была опубликована ее книга, но так ли сильно она изменилась? Современная терминология «мать-одиночка по выбору», которую использует Койперс, предполагает, что женщина должна утверждать, что она «выбрала» родительство в одиночку — это не было результатом того, что мужчина оставил ее, — чтобы сохранить респектабельность.Кроме того, ставки беременности остаются высокими для подростков, особенно цветных подростков. Деррикотт пишет: «Это было ужасно, особенно для чернокожей девушки из среднего класса — забеременеть. Часть работы нашего класса и пола на протяжении всей жизни заключалась в том, чтобы вне всяких сомнений доказать, что чернокожие люди цивилизованы, а не звери ». Хотя мы отошли от клеветы эпохи Рейгана в отношении «мам всеобщего благосостояния», которые описывались как утечка для общества и считались черными, — давление, чтобы не позорить свою расу, все еще в некоторой степени ложится на чернокожих и смуглых девушек и женщин. что он никогда не касался белых девушек и женщин в США.С.

Я не могу представить, чтобы я была беременна в старшей школе и путешествовала вдали от какой-либо сети поддержки, а затем защищала себя в одиночку во время родов (или с дополнительным слоем завязанных глаз, который, как отмечает Деррикотт, выбрали многие молодые матери, чтобы не формировать привязанность к новорожденному), все время решая, оставить ли ребенка себе. Несмотря на эту пропасть между ее опытом и моим, описание Деррикотт внутреннего состояния матери во время родов полностью перекликается с моим собственным опытом.Деррикотт выражает идеи, которые для меня были предварительными, например глубокое осознание того, что сильная боль при родах — такое обычное явление:

как может каждая женщина так страдать?

как каждый мужчина и женщина могут ходить на ногах, тысячи

вы видите каждый день, как у каждого могла быть такая мать, как я?

как жизнь может содержать это? как может любая женщина знать и позволить

такое бывает? одной такой боли должно хватить, чтобы спасти

мир навсегда.

Оратор, как и я, озадачен тем, что роды вообще случаются, поскольку кажется, что женщины остановятся, как только их предупредят, что это влечет за собой. Позже докладчик описывает внетелесный опыт родов, который я придумал на уроках родовспоможения, но могу прочувствовать в переводе Деррикотта:

и

выросла глубже

во мне

как кулак и я

выросла глубже

во мне

как смерть

и я

выросла глубже

во мне

как прячется в море и

мне было

надо мной

нравится

солнце и я

было меньше

мне

как небо и я

может выглядеть

в себя

как один

темный глаз.

Деррикотт превращает роды в роды, запечатлевая еще один глубокий момент бытия, понимание матери себя, теперь отделенного от ребенка:

он не я

я не он

он не я

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

вот записка, которую он приносит.

написано: «мать».

но я даже не знаю

этого человека.

Ребенок одновременно такой знакомый и незнакомый. У него есть свои права на мать, но какие права мать предъявляет к нему? Называя его «этим человеком», говорящий разрушает время и масштаб — ребенок существует в настоящем и будущем; мы понимаем его как крошечную и полностью развитую силу.

Хотя я лично считаю, что каждый должен быть заинтересован в опыте родов и родов, даже если только для того, чтобы сопереживать своим собственным матерям, где работа Деррикотт может связывать людей всех этапов и позиций в жизни, — это ее исследование стыда и трансформации. .Она выходит замуж за отца своего ребенка на ранних сроках беременности и живет в гараже, а в июле носит шерстяное пальто на публике, чтобы скрыть свою беременность. Стыд буквально окружает ее. Через месяц она понимает, что не может полагаться на отца, чтобы изменить ее жизнь и репутацию. Она утверждает: «Мне нужно составить план для себя».

Говорящий начинает создавать свои собственные обстоятельства, вместо того, чтобы позволять диктовать общественным нормам. Она едет в Каламазу, штат Мичиган, и, прежде чем у нее есть место в родильном доме, она живет в белой семье.С одной стороны, это безопасное место:

они относятся ко мне все

то же: человек. Я принят, никогда не спрашивай, кто

я или почему. никогда не заставляйте меня чувствовать себя ненужным или бояться.

но всегда человеческая любовь и никогда не страсть, никогда не сжимая

нужно. . .

С другой стороны, говорящий не может идентифицировать себя с этой версией семьи и материнства, с матерью, которая занимается уборкой и консервированием, которая когда-то была ученицей и учительницей, но теперь заботится о детях.Спикер спрашивает,

как мой дом будет работать в тишине, когда во мне есть

— это такой шум, такая ненависть к чистке яблок, консервированию,

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

и никаких ласковых звуков, как сломанные скрипучие кровати. где

, которую я не могу коснуться, куда бы и как я ни повернулся,

та часть, которая хочет плакать: СЕСТРА, и заставь нас прикоснуться. . .

Этот динамик жаждет связи, языка, шума. Она осознает разницу и дистанцию ​​между собой и белой матерью, мисс Рейнольдс, которая неприкасаема. Кроме того, признание говорящей себя как сущности, которая даже материнством не превратится в безмолвную домработницу, показывает ее решимость. В некоторых разделах этой книги оратор кажется наивным: например, до родов она считает, что это будет безболезненно. Однако в этом случае мы можем сохранить веру в видение говорящего о шумной, любовной жизни, которую она будет проживать, поскольку ничто в последующем тексте не противоречит этому, и мы знаем, что автор пишет эти слова через пятнадцать лет после того, как у говорящего появились эти слова. мысли.Оратор уподобляет семью Рейнольдсов «либо дуракам, либо святому семейству», и действительно, они каким-то образом кажутся вне времени и реальности. Напротив, этот динамик будет населять реальный мир.

В конце первого раздела Деррикотт передает чувство, общее для коллекции Койперс: выход за пределы стыда. Раздел завершается тем, что оратор идет поздно вечером на прогулку в аптеку из дома Рейнольдсов: «По какой-то причине я чувствую себя беременной красивой / иду в ярко флуоресцентную аптеку, это / самая яркая ночь в мире». в моем сознании все затемнение / ноябрь.Хотя во введении к книге Деррикотт описывает большую часть беременности как время «стыда, вины, гнева и депрессии», этот момент самодостаточности и отказа от попыток скрыть свое тело на короткое время трансцендентен для говорящего. Спикер Койперс отмечает, что в прошлом она пряталась за сексом или алкоголем, но теперь она просто идет вперед, независимо от того, насколько ее путь отклоняется от «нормы». Оба автора, кажется, говорят, что стыд может жить только в тени, а делать для себя — это путь к свету.

_____

В Day Counter Сара Мумоло входит в пространство материнской поэзии, но обращает свой взор в малоизученном направлении: экономике. Книга объявляет о своих близких опасениях во втором стихотворении «До того, как ждать». В этом стихотворении, состоящем из двух предложений, вторая строка гласит: «Моя мама никогда не сможет получить достаточно денег, когда я скажу ей, что беременна». Когда я была беременна, многие пожилые женщины говорили мне то же самое, хотя обычно добавляли: «И времени никогда не будет». Стремление к большему количеству времени лежит в основе творчества многих поэтов-матерей, в том числе Мумоло, но сосредоточенность Мумоло на деньгах делает ее коллекцию единственной в своем роде.

Другой революционный аспект Day Counter заключается в том, что, хотя действие книги происходит в основном после рождения, физический ребенок почти полностью отсутствует на ее страницах. Большинство названий в книге относятся к возрасту ребенка, например, «22 месяца, 2 недели и 3 дня: бытие» — язык, напоминающий сотни книг и веб-сайтов для родителей, на которых отслеживаются этапы развития по месяцам, неделям и дням. до или после рождения. И ребенок действительно появляется в нескольких стихотворениях, кричащих, плачущих и начинающих ходить, но Мумоло, как правило, меньше интересует отслеживание развития ребенка, чем опыт матери как кормильца и физического существа на рабочем месте, в случае Мумоло как заместитель директора программы МИД Санкт-Петербурга.Мэри из Калифорнийского колледжа, которая пытается позволить себе жизнь в почти недоступном районе залива Сан-Франциско.

Многие стихи в Day Counter кажутся прямиком из сатиры на рабочем месте Office Space, действие которой происходит в офисе с «администратором», где происходит множество встреч. Хотя явный характер работы спикера неясен, бюрократия давит на нее. «16 недель и 2 дня: угасание» целиком гласит: «Заседание, посвященное собранию, по формам комитета». Сатира Мумоло одновременно забавна и грустна, особенно если учесть, что, когда оратор сидит где-то на «собрании по поводу встречи», ее шестнадцатинедельный и двухдневный ребенок открывает мир без нее.

В этом бездушном пространстве говорящий считает свою новую форму и личность. В «6 месяцев и 3 недели: сцеживание» она должна качать молоко в «ванной на втором этаже, только мужские туалеты на первом этаже», о чем «администратор» комментирует: «Это должно быть напряженно, чтобы иметь дело с этим. все время.» По оценкам экспертов, кормление грудью / сцеживание — это работа, которая длится сорок часов в неделю, и, хотя коллеге может быть приятно осознавать, что у вас есть часы новой работы помимо старой, также неловко думать о своих коллегах по работе. думая о своей груди и о молоке, которое она производит.Говорящая также оказывается в новом послеродовом теле, исполняя свои старые роли. «9 месяцев, 3 недели и 2 дня: рассвет» остро передают оскорбление тела молодой матери. Публикация начинается с еще одной встречи: «Присоединяйтесь к встрече об инициативах. Вступить в собрание о о о о. Входит белое пятно, черная кофточка. Войдите в предыдущее тело за новым телом ». «Белое пятно» — это призыв кормящей матери к кормлению, грудь подтекла, когда она наполнилась в соответствии с графиком кормления ребенка.Это сопоставление «белого пятна» и «черной блузки» (конечно, это блузка — офисная одежда, а не какая-то неаккуратная футболка, на которой не было бы пятно от молока) предвещает более потрясающее сопоставление, которое следует далее, где докладчик отмечает , «Войдите в росомаху. Выход. Не уверен, покрыто ли мое тело спутанным мехом или кожей ». Так много нового в материнстве кажется первобытным — опыт одновременно мощный и уязвимый. В этом сюрреалистическом повороте Мумоло улавливает оскорбление материнства. Внезапно тело человека превращается в росомаху, сидящую за овальным столом для переговоров.

Заостряя внимание на повседневных, конкретных деталях, Мумоло фиксирует болезненную стоимость жизни и воспитания детей в районе залива, где происходит большинство этих стихотворений. «12 месяцев, 2 недели и 3 дня: отправьте» прослеживает путь говорящего пешком, через общественный транспорт, через рассмотрение автомобиля по дороге, чтобы забрать ребенка из детского сада: «Приложение сообщает, что денег достаточно, чтобы добраться домой, но не брать машину. Прогулка до Civic Center. Гражданский в Западный Окленд. Honda Civic до Thornhill Ave.Паркуйся, забери все пожитки. Входить. Выйти с ребенком ». В «11 недель: галоп» мы узнаем, что это второй детский сад после того, как мы обнаружили плачущего ребенка, брошенного стиральной машиной в первый раз. Во втором детском саду они платят «1200 долларов в месяц — стипендию, выплаты делятся на 1 и 15 числа — за то, что, как мы надеемся, является отличным уходом. Иногда это действительно так ». Что-то воодушевляющее и освежающее в Day Counter — это использование точных сумм. Он не только указывает на сложность сводить концы с концами, но и дает количественную оценку требуемой суммы в долларах.Спикер и ее партнер «выполняют подработку, чтобы присматривать за детьми и арендовать их, как ваш цыпленок на музыкальном фестивале острова». Природа «куриного гига» никогда полностью не объясняется, но название должности говорит о ее абсурдности, более острой с точки зрения ее необходимости. В другом стихотворении ее партнер работает в транспортной компании и по ночам изучает компьютерное программирование. Спикер в «20 месяцев, 2 недели и 3 дня: владение» пишет стихи «на уже разорванном конверте из биллинговой службы педиатра», отмечая, что каждый раз, когда она заполняет новую форму от педиатра, это стоит десять долларов. таким образом, что до середины стихотворения она должна «12 долларов 10 долларов.00. » Спикер и ее партнер суетятся, постоянно пытаясь опередить расходы.

Стоимость — это буквально и метафорически: «10 недель, затем 3 месяца, затем 26 месяцев: поставка». Спикер начинает со стоимости молокоотсоса:

аппарат, прописанный вам врачом. . . Компания, заключившая контракт на поставку машины, взимает с вас 1800 долларов за лист бумаги, отправляемый по почте. Они отправляют вашу учетную запись в West Asset Management Collections. Два с половиной года спустя вы выигрываете битву с компанией, название которой не можете вспомнить.Вы принимаете добавки в три месяца, полагаетесь на формулу в шесть. Вы наказываете себя как за наказание, так и за отсутствие.

Хотя язык Мумоло не является музыкальным или образным, сила приходит в ее противопоставлениях. Она сравнивает неспособность производить достаточно молока для ребенка, что выражается в необходимости кормить молочными смесями, стоимостью помпы и неспособностью оплатить счет, который должна была покрыть ее страховка. Блестяще и болезненно она воплощает в себе давление, которое испытывает молодая мать.Оратор считает, что она «должна» быть в состоянии обеспечить и пропитание, и деньги. И хотя это не указано явно, скрытый момент здесь заключается в том, что матери, которая может оставаться со своим ребенком весь день, возможно, никогда не понадобится сцеживать молоко, и поэтому она никогда не будет арендовать насос, если она может кормить по требованию. Хотя вполне возможно, что молока у говорящего было бы недостаточно, даже если бы у нее был доступ к своему ребенку 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, культура стыда среди матерей, которые не кормят исключительно грудью, настолько сильна, что это становится еще одной причиной для матерей, которые работать вне дома, чтобы подвергнуть сомнению их выбор.Оратор выигрывает «битву против компании», возвращая себе некоторую власть, но все же наказывает себя «как за наказание, так и за недостаток». Эта двухуровневая вина является ответвлением двойной связи. Хорошая мать возвращается к работе, чтобы оплачивать аренду своей семьи. Хорошая мама может накормить своего ребенка по требованию. Следовательно, ни одна женщина не может быть хорошей матерью. Несмотря на то, что я кормлю и сцеживаю молоко круглосуточно, я производила меньше молока, чем требовалось моим детям. Зная, что грудное вскармливание предотвращает всевозможные болезни в будущем, я не могла простить себя за то, что не соответствовала этому золотому стандарту материнства.

В разгар работы и воспитания детей письмо иногда требует внимания в Day Counter. Четыре стихотворения в сборнике озаглавлены «Пока не пишу», и в каждом из них используется анафора, начинающаяся со слова «О». Сексуальное желание вкладывают в то, о чем не пишут:

О желании другого. О том, чтобы шептать слова в записывающее приложение телефона во время письма. О желании другого. О экспертных обзорах. О том, как мужчина говорит матери, что женщины благодарят его за то, что он восхищается своим телом во время секса, потому что ему больше всего нравятся одетые тела.Насчет абсурда. О сексуальном исцелении. О том, чтобы вынести мусор из дома, чтобы получить скидку на аренду. О скидке.

Даже в размышлении о письме и желании экономика вторгается в виде грязной работы по вывозу мусора со всего здания. Линии имеют двойное влияние: во-первых, деньги как необходимость никогда не забывают. Во-вторых, письмо и желание превращаются в мусор и попадают в ренту.

Форма пьес в Day Counter в основном служит укреплению основных целей Мумоло — все стихи в прозе имеют форму аккуратных прямоугольников.Они используют как предложения, так и фрагменты, ошеломляя читателя искусным повторением, сопоставлением и случайным изображением росомахи. Я впервые прочитал книгу после долгого рабочего дня, и в моем изнеможении части начали сливаться друг с другом. Названия, несмотря на герундийские слова «зарабатывание», «накачивание» и «бытие», следующие за дневным счетом, не помогли отличить стихи друг от друга. Взяв книгу снова после хорошего ночного сна, я смог лучше оценить ее структуру. Тема Мумоло — повседневная рутина: вставать, ходить на работу, посещать собрания, платить за квартиру, забирать ребенка из детского сада, делать все это снова и снова на следующий день — и эти отрывки вызывают у читателя ощущение повторения.На первый взгляд, каждый день выглядит и ощущается как остальные, хотя их содержание отличается по тональности и верности реализму. Во второй половине книги докладчик посещает два семинара по письму, и это было единственное место, где я поставил под сомнение формальный выбор, поскольку эти уединения ощущаются как отдельный мир и, таким образом, возможно, заслуживают другого формального стиля, чем представленная рабочая жизнь. в основной части книги.

Новаторство Мумоло — взгляд на деньги и заработок и сосредоточение внимания на матери, а не на ребенке — делает Day Counter еще одним знаковым сборником, восстанавливающим границы материнской поэзии.Однако экономическое выживание — это не только вопрос материнства. Большинство читателей — и большинство писателей-читателей — могут понять противоречие между личной страстью и заработком. А для тех, у кого нет собственных детей, сравнение рабочего места с нуждающимся ребенком открывает новые взгляды на истерики и скуку. Сосредоточенность Мумоло на чем-то универсальном, но ранее не рассматриваемом в поэзии, также поднимает вопрос о том, какая еще повседневность подходит для поэтического исследования.

_____

Рич и Деррикотт доказывают, что личное как политическое, наделяющее и универсальное.Рич пишет в своем первоначальном предисловии к «Рожденной женщине»: «Я все больше верю, что только готовность поделиться личным, а иногда и болезненным опытом может позволить женщинам создать коллективное описание мира, которое действительно будет нашим». Она утверждает, что молчание вокруг опыта, в частности материнства, не позволяет женщинам узнавать и, посредством признания, брать контроль над миром, в котором они живут. Деррикотт описывает свою надежду на то, что ее личная история не только будет говорить об универсальных истинах, но и поможет разрушить вредные социальные нравы, такие как теории 1950-х и 60-х годов о том, что хорошая мать может родить без боли, что материнство означает немедленную любовь и связь с ребенком.Во введении она пишет: «Показав опыт одной женщины, который так отличался от идеала, но, тем не менее, в конце концов, я считаю, действительно свидетельствует о силе природы и любви, я надеялась пересмотреть пересмотр естественного рождения. это было предпринято этими теориями в пятидесятые и шестидесятые годы ». Их проекты не менее революционны.

Почему, если эта работа по описанию материнства всерьез началась почти пять десятилетий назад, тексты Рэтберна, Кейперса и Мумоло все еще кажутся новыми? Я связываю это с несколькими факторами.Во-первых, издательская индустрия, как и радиоиндустрия, которую Хиллари Фрэнк исследовала в рамках своей идеи подкаста о материнстве, до недавнего времени не ослабляла сопротивления нарративам о материнстве. Только в последнее десятилетие повествования о материнстве стали мейнстримом, так что начинающей Той Деррикотт больше не нужно было искать в «сотнях» книг, чтобы найти потенциального издателя. Во-вторых, я приписываю ощущение новизны в работах Рэтберна, Кейперса и Мумоло честности, внимательности, которую они применяют к жизни, которую они прожили.Одр Лорд пишет в книге «Поэзия — это не роскошь»: «По мере того, как мы учимся выдерживать близость исследования и процветать в нем, мы учимся использовать продукты этого исследования для получения силы в нашей жизни, тех страхов, которые управляют нашей жизнью и формируют ее. наше молчание начинает терять контроль над нами ».

Эти книги бродят по полю материнской поэзии, стирая молчание и расширяя пространство. Они допускают депрессию и ЭКО, бесплодие и радость, снимают квартиру и переживают встречи, и делают это с неоспоримой строгостью.Они поучительны для писателей своими прекрасно проработанными линиями, пейзажами, логикой и сопоставлениями. Но эти книги мудрые и стоят того, чтобы не только матери и писатели, но и весь мир. Все исследуют способы, которыми говорящий стал кем-то другим, кроме того, кем он был. Эти ораторы, несомненно, перекликаются с писателями, которые не прячутся за персонами, но заявляют о своем жизненном, сильном опыте. Каждый оратор / писатель по-своему принимает свое новое «я» — один через осознание того, что она не одинок, другой через обращение к радости, третий через выживание, чтобы считать еще один день, и умение писать даже о том, что не пишут.Все они смотрят на себя заново, не осуждая, даже при резком свете. Вместо инструкций о том, как быть матерью, эти книги инструктируют, как быть, позволяя нам принять себя по ту сторону метаморфозы, даже если поначалу мы неузнаваемы.

_____
* Рецензия на:

Натюрморт с матерью и ножом. Автор Челси Рэтберн. Батон-Руж: Издательство государственного университета Луизианы, 2019. 80 стр. 15 долларов США.95.

Все прелести. Китье Кейперс. Рочестер, штат Нью-Йорк: BOA Editions, 2019. 112 стр. 17 долларов США.

Естественное рождение. Автор Той Деррикотт. Итака, Нью-Йорк: Firebrand Books, 2000. 86 с. $ 10,95.

Счетчик дней. Автор Сара Мумоло. Окленд, Калифорния: Омнидаун, 2018. 80 с. $ 17,95.

May Ball Review: Сент-Эдмунд в партнерстве с Wolfson

Центробежная сила: гуляки идут на пробежку Aurélia Li

После сокрушительной отмены предварительного июньского мероприятия Вольфсона в начале этого года дела зрелого колледжа казались безнадежными.По мере того, как все комитеты вокруг них начали нанимать сотрудников и нанимать сотрудников, волчаки смотрели на звезды и молились о чуде.

К счастью, вселенная доставлена. Как рука Бога, спускающаяся с небес, или как два пожилых пенсионера, помогающие друг другу понять, как пользоваться компьютером, пришла помощь — в виде коллег из зрелого колледжа Святого Эдмунда. Были сделаны предложения, заключены закулисные сделки, MPhils пренебрегли, и из пепла Wolfson June Event вырос слегка разрозненный феникс — совместный майский бал.

В пятницу вечером объединенному комитету удалось добиться потрясающего баланса — колледж и колледж, еда и развлечения, тематика и краткость — все это величественно сочеталось, чтобы произвести звездную ночь.

Тема «Дикая охота» всегда должна была быть немного странной. Основанная на североевропейском фольклоре, история дикой охоты обычно вращается вокруг кентавров, которые въезжают в города, похищают людей и уносят их в лес для различных вакханских занятий.Хотя многие элементы этого мифа, безусловно, амбициозны, они определенно подпадают под категорию «проблемных», поэтому было много ожиданий относительно того, как комитет заставит его работать.

Как выяснилось, тема была превосходным сочетанием удобства — бал проходил в задней части церкви Святого Эдмунда, где, на которую не обращал внимание Мюррей Эдвардс, прекрасно освещенный дендрарий создавал идеальную обстановку. Путешествовать между фургонами с едой и развлечениями означало гулять между деревьями, освещенными огнями, что создавало ощущение открытия, сравнимое с исследованием дворов в других колледжах.

Разнообразные развлечения развлекали всю ночь. Центральным элементом шара была огромная выставочная центрифуга, на которой ваш бесстрашный обозреватель мудро решил оседлать, прежде чем отказываться от слишком большого количества еды. К нему присоединились доджемы, палатка с живой музыкой и тихая дискотека, пожиратели огня, казино и шатер для кальяна. Очереди для всех были очень разумными, и сотрудники хорошо справлялись с ними.

Лес сиял фонарями и гирляндами Aurélia Li

Питание было солидным.Несмотря на то, что плата за проезд была вполне стандартной — ось приготовления барбекю, фахитас и пиццы занимала свои обычные места — время в очереди было в целом коротким, что для такого сравнительно дешевого мероприятия было неожиданной радостью. Единственным исключением была очередь с пиццей, но, к счастью, оператор духовки, который, казалось, проигнорировал совет Бигги Смоллса и полностью лишился собственных запасов, был чрезвычайно дружелюбен. Я бы предположил на будущее, что было ошибкой предлагать пьяным гулякам слишком большой выбор — маргариты и веганского варианта было бы достаточно, и это ускорило бы процесс.

Очереди за напитками были такими же короткими, и был предоставлен хороший выбор типичных для вечеринок напитков, а также выбор эля. В середине ночи кончилась вода в бутылках, что было несколько пугающей новостью для любого, кто выходил из переполненной и жаркой безмолвной дискотеки, но персонал был чрезвычайно готов пройти лишние несколько сотен ярдов (сквозь кратковременный дождь), чтобы набрать еще.

Комитет Майского бала заслуживает высокой оценки как за то, что в последнюю минуту включил в мероприятие совершенно новый колледж, приняв дополнительную тему Майского бала, так и за то, что он обеспечил ночь, в которой энты и питание нашли такую ​​совершенную гармонию.

Возможно, еще слишком рано отмечать это как начало большой связи между двумя колледжами — на фото выживших скандирование «Вольфсона» и «Эдди» раскололо собравшуюся группу. Тем не менее, майский бал в Сент-Эдмунде в сотрудничестве с Вольфсоном, возможно, ознаменовал благоприятное начало — если партнерство будет продолжено, что еще не решено, мяч теперь твердо находится на кортах колледжа Вольфсона, чтобы попытаться сопоставить такое превосходное событие.

Varsity — независимая газета Кембриджского университета, основанная в нынешнем виде в 1947 году.В целях сохранения редакционной независимости наша печатная газета и новостной веб-сайт не получают финансирования от Кембриджского университета или входящих в его состав колледжей.

Таким образом, мы почти полностью полагаемся на рекламу в плане финансирования, и во время этого беспрецедентного глобального кризиса мы ожидаем, что впереди нас ждут тяжелые несколько месяцев и лет.

Несмотря на сложившуюся ситуацию, мы будем искать изобретательные способы обслуживания наших читателей цифровым контентом и, конечно же, печатным.

Поэтому мы просим наших читателей, если они желают, сделать пожертвование всего от 1 фунта стерлингов, чтобы покрыть наши текущие расходы, по крайней мере, до тех пор, пока этот глобальный кризис не закончится и все не вернется в норму.

Большое спасибо, все мы здесь, в Varsity, хотели бы пожелать вам, вашим друзьям, семьям и всем вашим близким безопасного и здорового отдыха на несколько месяцев вперед.

Страница не найдена — Clinton County Daily News

Размещено: 24 марта 2021 г.,

Дженис Кэрол Велти, 70 лет, из сельской местности Франкфурта, умерла 23 марта 2021 года в I.Больница U. Methodist, Индианаполис, Индиана. Она родилась 17 июля 1950 года в Индианаполисе, штат Индиана, в семье Овелла В. и Лилли Р. (Ки) Калверт. Она вышла замуж за Виктора Кента Велти 18 октября 1969 года, и он выжил. Дженис была выпускницей средней школы Россвилля в 1968 году…

Подробнее →

Размещено: 23 марта 2021 г.